БЛОГФорумСсылки Написать письмоПочему Арбуз? Служебная UN ЕЖЕ-движение - международный союз интернет-деятелей

Некоторые материалы о переброске части стока сибирских рек в Среднюю Азию.

Часть 1   Часть 2

Я в 80-х годах выписывал так называемые толстые журналы, в том числе и "Новый мир", главным редактором которого был тот самый Сергей Залыгин, "остановивший" проект. Так что давно в курсе, тем более, что в Ташкенте каждый второй работал в "Средазгипроводхлопок", "Минводхоз", в двух институтах ирригации, гидрогеологии и пр. и все эти проекты были "на слуху" и бурно обсуждались.
Постараемся отвлечься от недобросовестных политиков (а другие и не бывают по определению), пытающихся привлечь внимание к своей персоне обратившись к известному проекту и рассматривающих переброску воду как средство давления России на страны ЦАР. (А если будет финансировать Запад, то увеличится его влияние на регион и т.д. без конца...). Оставим также формулировки типа "Какой нам резон узбеков поить" (заголовок из Комсомольской правды) на совести авторов и редакторов как пример бездарного отсутствия такта и примитивной порядочности.

Для вступления в тему предлагаю доводы "против" - интервью с Сергеем Залыгиным, опубликованное в журнале "Знание-сила" вместе с некрологом в апреле 2000 года.

Остановивший переброску рек

На восемьдесят седьмом году жизни скончался известный российский писатель Сергей Павлович Залыгин.
Короткие строки биографии:
Родился 6 декабря 1913 г., дер.Дурасовка Стерлитамакского уезда Уфимской губернии.
Трудовую деятельность начал в 1932 году агрономом в Хакасской автономной области.
С 1939 года - инженер-гидромелиоратор в Омске.
1942-1945 гг. - старший техник - гидролог в системе гидрометслужбы военного округа (бассейн Карского моря).
1945 год - ассистент Омского сельскохозяйственного института.
1946-1955 гг. - заведующий кафедрой гидротехнической мелиорации Омского сельскохозяйственного института.
1955-1967 гг. - сотрудник сельскохозяйственного института Сибирского отделения Академии наук (г. Новосибирск).
В 1970 году переехал в Москву, находился на творческой работе.
В феврале 2000 года Залыгину присуждена премия Президента Российской Федерации в области литературы и искусства за 1999 год.
Сергей Павлович был почитаем не только за свои литературные произведения, но и за многолетнюю борьбу против чудовищного проекта переброски рек.
Официально это называлось так: "Проект переброски части стока северных и сибирских рек в южные районы страны". Начались разговоры о нем примерно в начале-середине семидесятых. А завершились в августе 1986 года, когда было опубликовано решение Политбюро ЦК КПСС с указанием прекратить работы по разработке этого проекта:

"Рассмотрев вопросы осуществления проектных и других работ, связанных с переброской части стока северных и сибирских рек в южные районы страны, Политбюро в связи с необходимостью дополнительного изучения экологических и экономических аспектов этой проблемы, за что выступают широкие круги общественности, признало целесообразным прекратить указанные работы. В принятом по данному вопросу постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР предусматривается сосредоточить главное внимание и сконцентрировать материальные средства прежде всего на более экономном и эффективном использовании имеющихся водных ресурсов и комплексном использовании всех факторов интенсификации сельскохозяйственного производства".
Многолетняя борьба завершилась победой противников "проекта века".

"Проект переброски части стока северных и сибирских рек в южные районы страны" предусматривал, собственно говоря, два огромных проекта. Один из них - самый одиозный и первоочередной, на взгляд Минводхоза, - предусматривал переброску из перегороженной Северной Двины (в ее устье стоит Архангельск) в притоки Волги, саму Волгу и, наконец, в Каспий. Обосновывался он тем, что уровень Каспия понижается и надо его спасать. Проект был древним - когда он разрабатывался в шестидесятые годы, уровень Каспия действительно понижался, но уже в конце семидесятых годов снижение прекратилось, и начался рост уровня Каспия. Тогда и сейчас это огромная беда, так что не перебрасывать надо было, а отсасывать из Каспия воду.

Второй проект переброски заключался в постройке канала длиной 2400 километров и шириной 200 м для перекачки воды из Сибири в Арал.
Главный довод сторонников этого проекта - необходимость подпитать Арал, а также обеспечить водой Узбекистан.

Главный довод "против" - планируемая переброска не позволит решить всех поставленных проблем. К тому же цена слишком высока, а проблема нехватки воды в Узбекистане решается путем введения водосберегающих технологий. Подоплека была еще и в том, что если бы проект осуществился, Министерства мелиорации и водного хозяйства СССР и РСФСР стали бы осваивать огромные деньги, которых им хватило бы на десяток лет. В погоне за этими деньгами они шли на многое - подлоги, вранье, спекуляции. К 1986 году уже были созданы проектные институты и начались предварительные работы, так что остановили проект на самом взлете. (Любопытно, что кто-то рассчитал: переброска такого огромного объема воды могла привести к изменению параметров вращения Земли). Надо также иметь в виду, что рядом с этим проектом были и его "братья" - не столь громадные переброски, но столь же варварские. Они тоже потихоньку умерли.

На мой взгляд из сегодняшнего дня, даже если бы Политбюро ЦК КПСС не приняло такого мудрого решения, то через три-четыре года проект сам бы умер, а потом не стало бы Узбекской ССР. Но нагадили бы, конечно, к тому времени порядочно. Да и обогатились бы многие..."За" этот проект были - Министерство мелиорации и водного хозяйства РСФСР и СССР, Институт водных проблем АН СССР. Н.Ф.Васильев - министр; его зам - П.А.Полад-заде; директор Института Г.В.Воропаев, его зам - М.Г.Хубларян. Все живы.

"Против" - широкие массы ученых и общественных деятелей - среди них С.П.Залыгин, А.Л.Яншин, Д.С.Лихачев. Теперь никого из них уже нет с нами.

Сейчас большинство сторонников переброски "поумнели" и высказываются однозначно против осуществления этого проекта.
Почти три года назад телекомпания "ВИД" намеревалась сделать передачу об истории неосуществленной переброски рек. Меня попросили разработать сценарий этой передачи, и я взял интервью у Сергея Павловича. К сожалению, с передачей так ничего и не вышло. А интервью осталось... Я поленился в свое время завизировать его, и поэтому в нем, возможно, встречаются ошибки и неточности. Несмотря на это, все равно хотел бы предложить вам этот текст.
- Сергей Павлович, как для вас началась переброска?
- Все началось с проекта строительства плотины в устье Оби, чтобы закольцевать через север сибирское энергетическое кольцо с европейским. Но что значит построить? Я как раз в этом месте будущей плотины проработал несколько лет старшим гидрологом. Там глубина Оби тридцать пять метров (двенадцатиэтажный дом). Значит, строить немыслимо. Каким образом они предполагали строить? Они предлагали осуществлять кессонные работы, но они возможны только до глубины десяти метров. Значит, людей погружали бы, они бы работали там пятнадцать минут, а потом бы их трупы выгружали на берег.

Но все уже было подготовлено к этой стройке, (речь идет о начале 1962 года - Н.М.), пятьсот первой стройке - плотине, как мостовой переход через Обь, и дальше была бы другая стройка - через Енисей. Их задумал еще Сталин во время войны - для того чтобы по верху этих плотин провести стратегическую железную дорогу до мыса Дежнева. Это была совершенно сумасшедшая идея, и развивалась она на моих глазах. Собственно, в какой-то мере я был ее участником.

Дело было так - был ледостав на Оби в октябре месяце, пришли четыре здоровых мужика - геоморфологи, которых надо было переправить через Обь. А уже ледоход, мы могли свой катер погубить и вмерзнуть посредине Оби на зиму. Как я ни сопротивлялся, но приказ есть приказ, и мы их перевезли. Это были первые геоморфологи. Они пошли дальше и все погибли - переправлялись через речку на плотике и перевернулись. Вот это было начало той истории.

Это была первая битва, и если в переброске я участвовал далеко не один, то здесь я был один, совершенно один. Но меня печатали, и я понимал, что кто-то мне помогает. Потом выяснилось, что мне помогали крупные геологи, близкие к правительству. Они понимали, что если будет плотина, то будет затоплена вся нефтегазовая низменность.
(На торфах, добыча которых была бы затруднена в связи с созданием Нижне-Обской ГЭС, можно построить три тепловые станции, каждая из которых будет такой же мощности, как и проектируемая ГЭС. Для добычи нефти и газа предполагалось создать намывные острова среди водохранилища, с которых и вести бурение и добычу нефти и газа. Гидростроители предполагали, что проблема жилья для нефтяников и газовиков будет решена просто: они будут жить на "благоустроенных плавучих брандвахтах". - Н.М.)
Я по специальности инженер, гидротехник-мелиоратор, а литературой стал заниматься профессионально, когда мне стукнуло пятьдесят лет.
Само существование Министерства водного хозяйства (которое было главным идеологом, подрядчиком, разработчиком, интриганом в истории с переброской, - Н.М.) было аферой, потому что выделить из общего хозяйства только гидротехническую часть в особое министерство было очень странно. А дело это сделалось таким образом - у Хрущева был личный пилот, сын которого (Семин - Н.М.) был большой шишкой в Министерстве водного хозяйства. Поэтому Минводхоз получал государственные дотации в таком же размере, что просвещение, здравоохранение, Министерство путей сообщения вместе взятые, - восемнадцать миллиардов рублей.

Они сами были поражены такой цифрой и думали только о том, как освоить такие деньги. Не создать, а освоить. У Минводхоза было 185 организаций и два миллиона работников. Они приезжают в колхоз и говорят: будем у вас строить оросительную систему. Им говорят: а нам не нужно. А мы вам за это построим школу. И колхоз шел на явные жертвы - пускай копают, зато у нас будет школа. Но Хрущев потом ушел, а сын летчика все равно остался.
- Что привело к закрытию проекта переброски рек? Ваше участие, общественное давление, разумные люди наверху?
- Я думаю, что и то, и другое. Во-первых, дали вздохнуть, меня уже печатали "Коммунист", "Правда". Потом, дело было слишком очевидным. Но когда прибывает вода в Каспий, говорить о том, что ее надо перебросить с севера, - просто дикость. "Но мы перебросим тогда в Дон", - говорили они. Но зачем? Только потому, что нельзя в Каспий. Куда угодно, но перебросить.
- Заходила ли речь о переброске в ходе ваших личных контактов с Горбачевым?
- Надо сказать, что тогда очень большую роль сыграл академик А.Л.Яншин, который разошелся по вопросу переброски с президентом АН СССР Александровым и доложил об этом проекте Горбачеву. И Горбачев разрешил при Академии наук создать специальную комиссию под председательством Яншина. Это было решающим шагом в борьбе против переброски. Это был единственный случай в нашей истории, когда общественность сыграла действительно реальную положительную роль. Все было: и демонстрации, и пикеты - впервые тогда в практике. Я до сих пор удивляюсь, что инженеры (Трегуб - самый заслуженный из них), все Герои соцтруда, строители крупнейших ГЭС, тоже были против переброски. И я ссылался на них в своих статьях. А когда наступил критический момент в работе комиссии Яншина и его все-таки прижали, я организовал новую группу "Экология и мир", и все они - академики, двенадцать человек - перешли ко мне. Мне помог заместитель председателя Моссовета - Делябин (? - Н.М.), он мне дал огромное помещение на Кузнецком мосту. И тогда мы через эту группу продвигали идеи той комиссии.
- Все сошлось в то время - и перестройка, и нехватка денег. Но если бы ничего этого не случилось - был бы социализм и много денег, умер бы проект переброски сам собой?
- Проектировали они уже лет пятнадцать-двадцать. Они бы начали бы строить, а потом забросили бы.

В шестидесятые годы, когда этот проект родился, Косыгин в решающий момент приостановил его. Создали группу ученых, которые выступили с моими материалами. Яншин сделал доклад, и Косыгин отложил переброску на неопределенное время. Но ни тогда, ни в семидесятые годы не было проведено настоящей экспертизы.
- А угрожали ли Вам ребята из Минводхоза?
- Я жил, можно сказать, в блокаде. На даче выходишь из ворот - стоят две машины, и из них нас фотографируют, дают газу и уезжают. Вот такие проделывали вещи. Следили за моими знакомыми, которые боялись ко мне приходить, потому что за ними шел какой-то человек, провожал до двери. А потом, когда он выходил от меня, его провожали. Они делали вид, готовили компромат. Но ничего серьезного не нашли. Но денег они на это потратили дай бог.
- У Минводхоза "богатое" прошлое - НКВД. Отсюда и повадки?
- Да, к тому же это министерство было правой рукой военного ведомства. Подрядчиком всех земляных работ по военному ведомству был Минводхоз. Поэтому все эти грандиозные хранилища, подземные города, туннели - это все Минводхоз. Встречи у меня были - как-то раз я заикнулся о том, что у меня нет книг и их можно достать во Франции, так Полад-заде (замминистра Минводхоза - Н.М.) сказал, что через две недели книги будут у вас. Они были готовы что угодно мне предложить, любую поездку, деньги. Зачислить в консультанты и платить колоссальные деньги.
- А каков был мотив у этих людей? Ученые степени, деньги?
- Это были огромные деньги по тем временам - две-три тысячи рублей в месяц, которые бы они получили при осуществлении этого проекта. А потом - должности, поездки. Это была мафия, в которой только внешне не доходило до убийств. Они мне много раз в лицо говорили: поздно мы тебя засекли. Нам бы годика на полтора, на два до твоих статей, и все было бы нормально. А так как я сразу объявился громко и привлек всеобщее внимание, они только устроили на меня облаву с фотоаппаратами, но дальше все-таки не шли. Они пытались запугать. Были репрессии - людей выгоняли с работы. Но я как писатель был совершенно независим, а Яншин был вице-президентом АН СССР.
Для них было очень важно, что сразу ведомство получало много денег на проект. Получил деньги - и все. Те же земляные работы делают осенью, а потом записывают, что они сделаны зимой, а они в два с половиной раза дороже. Поэтому земляные работы очень близки к афере.
То же с железной дорогой... Сейчас по железной дороге "Москва-Санкт-Петербург" до сих пор не проведена экспертиза. Восстал Фадеев против строительства скоростной дороги и тут же был снят. А ученых тем более не слушают.
Компартия вообще не существует без врагов. Если у нее нет врагов - ей делать нечего. Коммунисты никогда не ставили реальных задач перед собой - пятилетка в три года, железная дорога досрочно, плотина досрочно. А какие средства, во что это обойдется, какой это даст результат, они себе не представляют. Не умеют анализировать действительность. Есть у Ленина такое выражение: надо ввязаться в драку, а дальше видно будет.
А почти все наши руководители не имеют никакого другого опыта, кроме этого, коммунистического. Его нет ни у Ельцина, ни у Анпилова.

Вы знаете, советская власть - это вообще власть гигантомании. Которая ставит перед собой задачи, которые часто не выполняется. Но все дело в том, что никто не считается с затратами и жертвами. Ленин назвал Октябрьскую революцию самой бескровной в мире, а потом четыре года воевал в гражданскую войну, и погибло около четырех миллионов людей. Так же было с коллективизацией. Так же - со Второй мировой войной. Мы всегда брали числом, количеством, не считаясь с жертвами.
То же самое было со строительством плотин. Но зачем строить одну Куйбышевскую ГЭС высотой тридцать метров, когда можно поставить три плотины поменьше, в десять метров каждая. И экологические последствия будут совершенно другими. К сожалению, опыт этого гигантизма и сейчас сидит в людях и постоянно проявляется. Если храм - то самый большой...

Но самое главное - это то, что до сих пор не создано системы оценки принимаемых или планируемых решений. Все сами по себе очень умные, и никто не прислушивается к голосам специалистов.

Вот такое было интервью. Таков был Сергей Павлович Залыгин. Человек с большой буквы.
За сим разрешите откланяться.
 

Статья из Комсомольской правды от 23 декабря 2002  года.

Канал имени Москвы

Мэр столицы Юрий Лужков предложил Владимиру Путину осуществить давний проект «поворота сибирских рек в Среднюю Азию»

В декабре исполнилось 30 лет «плану поворота северных и сибирских рек в южные районы СССР». Тогда лозунгом кампании было: «Дадим хорошую чистую воду братским народам Средней Азии». И, конечно, никто не подозревал, что эта задумка станет последним глобальным проектом советского народа - покорителя природы. Четырнадцать лет сотрудники 26 проектных институтов по всей стране измеряли, сравнивали, подсчитывали все «за» и «против». Но, когда проект был уже готов, в 1986 году на специальном заседании Политбюро ЦК КПСС было решено прек ратить работы.

«Поворот» подразумевал переброс воды из Северной Двины (Архангельская область) и Иртышско-Обского бассейна (Тюменская область) в Аральское и Каспийское моря. Высыхающие из-за того, что местным дехканам требовалось слишком много воды для орошения хлопковых плантаций. В особо засушливые годы Сырдарья даже не доходила до Арала, расходясь по арыкам на полях.

В 90-е годы «план поворота северных рек» стал символом пренебрежительного отношения к природе.

И о воде из Сибири робко вспоминали лишь узбекские и казахские политики да российские экологи, озабоченные проблемами Арала. Канал, существующий лишь на бумаге, усыхал. Пока мэр Москвы не пришел на прием к Президенту России.

Из доклада Юрия Лужкова Владимиру Путину:

По прогнозам ученых, в XXI веке проблема пресной воды станет главным источником глобальных конфликтов...

...В 1986 году проект «переброски» части вод западносибирских рек в южные республики СССР» был свернут. Это объясняется двумя причинами:

- слабость и нерешительность власти, которой противостояла сила недобросовестно сформированного псевдопатриотами и псевдоэкологами общественного мнения;

- экономические затраты подсчитывались теми, кто должен был получить эти средства, и были завышены...

...Отвергая порочные принципы прежнего подхода к реализации проекта, предлагаю на основе ревизии имеющихся наработок рассмотреть вопрос использования избыточных вод сибирских рек в целях вовлечения в оборот неиспользуемых сельхозземель России и Средней Азии...

...Прошу Вас взять этот проект под свой личный патронаж.

После того как общественность узнала об этом докладе, московскому мэру пришлось ей объяснить, что он предложил не поворачивать реки, а лишь прокопать канал, по которому в Среднюю Азию будет уходить 5 - 7% воды из Оби.

Какой нам резон узбеков поить

Рассказывает руководитель аналитического управления мэрии Москвы (здесь проводились предварительные расчеты, с которыми Лужков отправился к президенту) Кемер НОРКИН:

- Вода не нефть, запасы которой подходят к концу, а возобновляемый ресурс. С облаками и паводковыми водами «товар» будет возвращаться в Обь. И его можно снова продавать. Строительство канала создаст тысячи рабочих мест в регионах с высоким уровнем безработицы. Усилится влияние России на Среднюю Азию.

Кстати, Всемирный банк реконструкции и развития выделил деньги на разработку плана переброса в Среднюю Азию воды из Ганга (Индия). Если этот проект будет осуществлен, то наши среднеазиатские соседи будут прислушиваться к мнению России еще меньше, чем сейчас.

Канал «Сибирь - Средняя Азия»:

Воду будут брать из реки Обь в районе города Ханты-Мансийска (Тюменская область).
Протяженность канала - 2550 км.
Пропускная способность - 1150 куб. м в сек.
Ширина - 200 метров, глубина - 16 метров.
Планируется, что из Оби будут изымать 27 - 37 куб. км воды в год (река выносит в Карское море 316 куб. км воды за год).

Вода достанется и России

Пять кубокилометров воды из канала «достанутся» Курганской, Челябинской и Омской областям. Будет решена проблема водоснабжения местных городов. И дополнительно можно будет орошать 1,5 миллиона гектаров земель.

А Иртыш «забирают» китайцы

В Китае идут работы по «повороту» Иртыша в засушливые бесплодные земли Синьцзян-Уйгурского автономного района - «проект № 635».

Когда этот проект будет осуществлен, то «без воды» останутся Омская, Курганская области и Казахстан.

Если проложить канал «Сибирь - Средняя Азия», то китайские замыслы России будут не страшны.

Электроэнергия

На территории Казахстана (Тургайская седловина) воду придется поднимать на высоту 110 метров. Нужно построить восемь насосных станций с годовым потреблением энергии 10,2 млрд. киловатт-часов. Столько электричества расходует Москва за год.

Зачем им наша вода

В Узбекистане из-за нехватки воды уже пришлось переселить 150 тысяч человек. А если в Афганистане закончится война, на свои нужды страна будет забирать 10 куб. км воды из Амударьи в год (японцы уже разработали такой проект). Тогда в Узбекистане запасы пресной воды уменьшатся в два раза. В стране произойдет экологическая катастрофа.

КСТАТИ Арал губит наши земли
Президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ:

- За последние 20 лет площадь Аральского моря сократилась на треть. Эту территорию сейчас занимают солончаки. Ежегодно ветрами отсюда уносится 65 миллионов тонн соленого песка, который оседает в Свердловской и Челябинской областях.

МНЕНИЕ «ЗА»
Казахи все равно заберут нашу воду

Николай МИХЕЕВ, советник министра природных ресурсов России:

- Все разговоры о том, что мы «не отдадим нашу воду», бессмысленны. Сейчас в Россию из Казахстана поступает 36 кубокилометров воды в год (по рекам Иртыш, Ишим и Тобол). А от нас к ним всего 8 «кубов» (река Урал). По международным законам казахи могут забрать половину воды из всех рек, которые текут от них в Россию, - построить плотины, водохранилища, прокопать отводные каналы. Тогда без воды останутся Омская, Курганская и юг Тюменской области.

Казахи всегда претендовали на эту воду. Но раньше было Политбюро, которое могло «цыкнуть» на азиатов. А сейчас они вольны в своих поступках. Поэтому, пока есть такая возможность, надо создавать совместное предприятие с Казахстаном и Узбекистаном. И думать над тем, как экономически выгоднее проложить канал.

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»
Пусть узбеки научатся экономить

Алексей ЯБЛОКОВ, президент Центра экологической политики России, член-корреспондент РАЕН:

- Суточное потребление воды в Ташкенте - 530 литров на человека – вдвое больше, чем в большинстве столиц мира. В Туркмении, Узбекистане и Казахстане на единицу урожая тратится гораздо больше воды, чем в других засушливых странах. А из 55 кубокилометров воды, ежегодно расходуемой в Узбекистане на орошение, до полей доходит меньше половины. Пусть они сперва начнут беречь свою воду, а потом просят ее в России. А если потребуется налаживать орошение в Челябинской и Курганской областях, сначала тоже надо освоить «местные» ресурсы. А в Оби нет «избыточных вод», о которых говорит Лужков. Изъятие 5 - 7% воды из реки может привести к негативным изменениям (нарушению рыбного хозяйства, изменению теплового баланса Арктики и т. п.).
Андрей МОИСЕЕНКО

Еще интересный материал (выдержка) из капитального труда профессора С.Н.Бобылева, (МГУ) "Воздействие изменения климата на сельское хозяйство и водные ресурсы России",  расположенного на сайте Российского Регионального Экологического Центра Серьезный анализ в противовес прелыдущим страшилкам для обывателей.

... В последнее время все больше обсуждается проблема дополнительной переброски части стока сибирских рек в южные регионы России и республики Центральной Азии. Этот проект поддерживают достаточно влиятельные силы в Министерстве природных ресурсов РФ и мэрии Москвы. Одним из основных аргументов является сельскохозяйственный – возможность орошения новых земель. Для России переброска водных ресурсов в условиях изменения климата может оказать чрезвычайно негативное воздействие на окружающую среду, социальную и экономическую жизнедеятельность общества. В связи с актуальностью проекта переброски и опасностью его реализации рассмотрим его более подробно.
Основные аргументы в поддержку реализации проекта переброски части сводятся к следующим [4] :
 - Развитие мирового рынка пресной воды, рост цены на воду;
 - Напряженное положение с обеспеченностью водными ресурсами некоторых регионов России и стран Центральной Азии;
 - Взаимовыгодный характер использования паводковых и избыточных вод сибирских рек в вовлечении в оборот неиспользуемых высокопродуктивных пригодных для орошения сельскохозяйственных земель России и Центральной Азии;
  -  Избыток водных ресурсов в сибирском регионе России.
 - Дополнительным аргументом сторонников переброски в ближайшее время может стать отмеченное выше возможное увеличение стока многих больших российских рек в условиях изменения климата.

По техническим условиям проекта предполагается использовать 6-7% общего дебета реки Обь (весь сброс Оби составляет 316 куб.км, отбираться будет 27 куб.км). Вода будет продаваться сельскохозяйственным и промышленным предприятиям России, Казахстана, Узбекистана и, возможно, Туркменистана. О грандиозности проекта переброски говорят такие цифры: длина канала из Сибири должна составить около 2550 км, ширина 200 м, глубина – 16 м. С помощью перебрасываемой воды можно будет дополнительно оросить 1,5 млн.га сельскохозяйственных земель в России и 2 млн.га – в Центральной Азии. Основными водопользователями в России будут Челябинская и Курганская области. Проект потребует огромных инвестиций.

Предлагаемый амбициозный проект переброски части стока сибирских рек практически является копией проекта спасения Аральского моря, который был отвергнут в 1986 г. в бывшем СССР в результате многочисленных научных экспертиз и общественных обсуждений. В 1980-е гг. подавляющая часть научного сообщества, в том   числе многие академики, резко высказались против проекта из-за его экологической и экономической непроработанности, неясности последствий его реализации. После этого была создана специальная Правительственная комиссия СССР, которая объявила конкурс на спасение Аральского моря. Автор был членом группы, победившей на этом конкурсе.

В связи с опасностью новых попыток осуществить проект переброски водных ресурсов и в новых условиях изменения климата необходимо воспроизвести и усилить аргументацию против данного проекта, рассмотреть альтернативные пути решения водных проблем России и Центральной Азии. 

Важнейшим аргументом в пользу проекта является и являлся тезис о дефиците воды в Центральной Азии, что, в частности, привело к гибели Аральского моря. Между тем деградация моря явилась результатом «планомерного» техногенного аграрного развития в течение 30 лет. И говорить здесь о случайности, внезапности гибели Арала не приходится. Аральский кризис можно назвать планомерной катастрофой, вызванной некомпетентным и природоразрушающим планированием развития экономики Центральной Азии, ярким проявлением которого явилась «хлопковая монополия», недоучет и игнорирование долгосрочных негативных экологических последствий.

Ориентация на производство водоемких сельскохозяйственных культур (прежде всего хлопка и риса) привела к чрезвычайно водоемкому характеру аграрного производства. На нужды орошаемого земледелия забирается подавляющая часть воды, потребляемой в регионе. В условиях засушливого климата, дефицита воды, несовершенства оросительной инфраструктуры это приводит к практически полному изъятию водных ресурсов. В последние годы в море поступало всего 4—8 км3 воды, а в отдельные годы  вода стекающих в море рек (Сырдарьи и Амударьи) вообще не доходит до моря. Между тем только для поддержания его уровня требуется 33—35 км3.

Ареал экологического кризиса, связанного с гибелью Арала, чрезвычайно обширен. В Аральский регион входят четыре республики Центральной Азии и юг Казахстана.

С каждым годом общая ситуация в Аральском регионе продолжает ухудшаться. Маловодный характер 1989 г. привел к разделению моря на две части. Сейчас на месте моря находится несколько мелких озер. Аральская катастрофа — трагический и уникальный случай в человеческой истории, когда человек убил целое море.

К числу негативных экологических последствий Аральского кризиса следует отнести ежегодное снижение уровня моря на 80—100 см, уменьшение его объема на 2/3, возрастание содержания соли в воде в 2,5 раза. К чрезвычайно опасным последствиям относится огромный вынос песка и соли с обнажившегося дна бывшего моря. Ежегодно ветрами поднимается около 75 млн. т песка и соли и переносится на сотни километров вокруг. Катастрофически уменьшилось разнообразие видов живой природы. Если ранее в регионе моря обитало 178 видов животных, то теперь это количество сократилось всего до 38.

Вода в реках, стекающих в Арал, и в самом море чрезвычайно загрязнена остатками ядохимикатов и минеральных удобрений. Это следствие чрезмерной химизации сельского хозяйства региона. Уровень использования пестицидов здесь в десятки раз превышает этот показатель по СНГ и является одним из самых высоких в мире. При этом до последнего времени применялись ядохимикаты, опасные для здоровья, и запрещенные во многих странах мира. По оценкам международных экспертов вода в Аральском регионе является одной из худших в мире по уровню загрязнения.

Ухудшение экологической ситуации сопровождается тяжелыми социальными последствиями. Прежде всего, это касается глобального ухудшения здоровья населения. К этому приводит и загрязненная химией и солью питьевая вода, и высокое содержание вредных веществ в продуктах питания, производимых в регионе, и загрязнение воздуха во время химических обработок полей. В результате детская смертность достигает 80 детей на 1000 новорожденных. Это в 5—7 раз выше, чем в России, на Украине, Беларуси. Более 70% взрослых и 80% детей страдают от одной или нескольких болезней. До 90% рожениц больны малокровием и анемией. Все это приводит к постоянному снижению средней продолжительности жизни в регионе. Не случайно, для характеристики экологической и социальной ситуации в Аральском регионе часто употребляется слово экоцид — геноцид природы и человека.

Наряду с прямым экономическим ущербом, деградация моря наносит и огромный косвенный экономический ущерб. Особенно последний велик в сельском хозяйстве. Засоление огромных сельскохозяйственных территорий вследствие выноса соли со дна бывшего моря, нерациональных оросительных технологий приводит к резкому снижению естественного плодородия земель, ухудшению их качества, что приводит к большому недобору продукции. Урожайность сельскохозяйственных культур на засоленных угодьях снижается до 50%. Процессы засоления земель приводят и к полному выбытию земель из сельскохозяйственного оборота, превращают аграрные оазисы в пустыни.

Среди других негативных последствий экологических кризисов следует отметить и политический. Для Центральной Азии они стоят довольно остро. Аральский кризис — это глобальный кризис, затрагивающий четыре республики Центральной Азии и Казахстан. И, очевидно, что выйти из этого кризиса можно только совместными усилиями. Однако распад бывшего СССР, обострение межгосударственных отношений бывших республик, экономическая отсталость региона резко затруднили координацию усилий по решению Аральской проблемы.

Сложилась тупиковая ситуация. Население Центральной Азии быстро растет, водных ресурсов остро не хватает для нужд развивающихся сельского хозяйства, населенных пунктов, промышленности. При сохранении сложившихся экономических и социальных тенденций водный дефицит увеличится.

Где же выход? Надвигающийся кризис в Центральной Азии стал очевиден еще в 1970-е гг. И с этого времени стали разрабатываться проекты спасения Аральского моря. Все они базировались на необходимости увеличения водных ресурсов Аральского региона за счет внешних источников. Здесь самый известный проект — рассмотренная выше переброска части стока сибирских рек в Центральную Азию. В целом подавляющее большинство имеющихся и имевшихся планов смягчения водного дефицита являются экстенсивными, они отталкиваются от водных ресурсов, от того, сколько их используется. А так как их остро не хватает, то делается вывод о необходимости их валового увеличения в Центральноазиатском регионе.

Необходима разработка принципиально иной методологии. Рассмотрим возможности альтернативных подходов к решению водной проблемы в Центральной Азии. В соответствии с ними надо идти не от количества используемых водных ресурсов, а с противоположной стороны — от конечного результата. Главный потребитель воды в Центральной Азии — сельское хозяйство. И спасение Арала связано прежде всего с упорядочением использования воды во всем агропромышленном комплексе (АПК). Проблему водных ресурсов в аграрной сфере нельзя сводить только к собственно «водным» вопросам, связанным с переброской, реконструкцией оросительных систем и т.д. Необходимо шире рассматривать поставленную проблему, в тесной связи с другими важными вопросами развития АПК и всей экономики. В связи с этим необходимо по-новому оценить структуру производства и использования продукции орошаемых угодий.

При сохранении экстенсивных подходов к решению проблемы дефицита воды, водопользованию происходит неизбежное попадание в замкнутый круг, когда делаются попытки решить природные проблемы «природными» методами. А сейчас необходимо выйти за пределы этого круга и решать экологические проблемы «внеприродными» альтернативными методами в отраслях, зачастую весьма далеко отдаленных от использования природных ресурсов. Необходим анализ природно-продуктовой вертикали, связывающей водные ресурсы с конечным потреблением.

Для Центральной Азии нужно определить и регулировать водоемкость всех направлений использования сельскохозяйственной продукции. В противном случае может сложиться такая парадоксальная ситуация, когда после проведения водосберегающих мероприятий в оросительных системах будут практически ликвидированы потери воды, но структура использования производимой сельскохозяйственной продукции может быть столь нерациональна, что не хватит никаких водных ресурсов Центральноазиатского региона, несмотря на видимость отсутствия потерь воды.

Во главу угла проектов обеспечения водой стран Центральной Азии надо поставить положение о том, что экономия воды может осуществляться на всех этапах природно-продуктовой цепочки, связывающей водные ресурсы с конечным использованием продукции орошаемых земель. Реализация подобного программно-целевого подхода даст возможность значительно сократить водопотребление в регионе.

Рассмотрим наиболее перспективные в экологическом и экономическом отношении альтернативные варианты решения проблемы водного дефицита. Среди них можно выделить следующие: развитие инфраструктуры и перерабатывающей промышленности, замена хлопкового волокна химическими волокнами, сокращение экспорта хлопка. Первое и второе направления связаны со структурной перестройкой экономики Центральной Азии. Суммируя имеющиеся на этих направлениях резервы водных ресурсов, можно сделать вывод, что только нерациональное использование и потери сельскохозяйственной продукции в Аральском регионе эквивалентны потерям свыше 40 км3 воды, непродуктивному функционированию почти половины всех орошаемых земель [5] . При продуманной и экономной системе использования и распределения продукции мелиорированных угодий требуется гораздо меньше водных и земельных ресурсов, чем сейчас их используется. При этом сохраняется и увеличивается уровень конечного потребления продукции сельскохозяйственного происхождения.

Если идти от конечного результата и приблизиться к началу построенной природно-продуктовой цепочки — водным ресурсам, то самый большой резерв — ликвидация потерь воды в мелиоративных системах. Сейчас более половины забираемой на орошение воды не доходит до полей и испаряется, просачивается и т.д. Для Аральского региона цифра таких потерь воды составляет 30—40 км3 в год. Для использования этих резервов воды необходима кардинальная реконструкция действующих оросительных систем, применение только прогрессивных технологий полива. Достаточно сказать, что сейчас свыше 90% протяженности каналов имеют обыкновенное земляное покрытие. О возможном эффекте говорит тот факт, что староорошаемые угодья с земляными каналами требуют до 30—40 тыс. м3 воды на 1 га в год, а новые и реконструированные земли — только 6—10 тыс. м3.

В целом, если просуммировать по природно-продуктовым цепочкам имеющиеся резервы и потери воды в Центральноазиатском регионе, то получится около 70 км3 воды. Конечно, далеко не все эти водные ресурсы могут быть сейчас сэкономлены, но это именно тот источник, из которого надо брать, постепенно, по частям для улучшения водообеспечения региона. Данный объем воды почти в 2,5 раза превышает потенциальный объем переброски воды из сибирских рек.
 

Интересный материал по теме переброски - не сибирских рек, а Урала. Скопировано с Ферганы.ру

Проект переброски части северных рек в Арал отвечает интересам России Парламентская газета, Вячеслав Алешков, 29.01.2003

В конце прошлого года по общероссийскому радио несколько раз звучала резкая критика в адрес мэра Москвы Лужкова по поводу того, что он поддержал руководителей среднеазиатских республик, в который раз настаивающих на продолжении работ по переброске части стока северных рек в досыхающий Арал. Однако критики этих проектов старательно обходят факты, которые вынудят и Россию решать проблему Арала. Ведь с его исчезновением усилится континентальность климата на юге Западной Сибири, Южном Урале и прилегающей территории. Но! Еще более грозная опасность растет со стороны старшего брата Арала - Каспия.
За двадцать лет уровень Каспия поднялся на два метра. На очереди экологическая катастрофа, в результате которой будут затоплены пропитанные нефтью земли в Азербайджане. Одно это вызовет в прикаспийских странах потери, во много раз большие, чем вызванные аварией танкера "Престиж".
Неизвестно, закончится ли когда-либо в ближайшем будущем подъем уровня Каспия. По прогнозам климатологов, при глобальном потеплении климата значительно вырастет количество осадков на широте 60 градусов в Северном полушарии. Именно здесь находятся верховья основных рек бассейна Волги. Геологам известно, что Каспий может занять настолько огромную территорию, что соединится с Аралом и дойдет до Урала. Геологически недавно Каспий подходил к Уральским горам, а по Предуральскому прогибу соединялся с Северным Ледовитым океаном. Именно благодаря этому прогибу и проливу в нем из Ледовитого океана в Каспий попали тюлени...
Итак, Каспий и Арал в четвертичном периоде, когда по Земле уже распространялся человек, были единым бассейном. Это наталкивает на мысль, что следует объединить изучение проблем Арала и Каспия в одно целое и найти экономически эффективный путь их решения.
Ввиду того, что уровень Каспия растет, а Арал высыхает, некоторые ученые предлагают перебрасывать воду из Каспия в Арал. Однако это затратный путь. Воду надо поднимать "в гору", примерно на сто метров, и перекачивать на большое расстояние. Соленая вода к тому же не слишком пригодна для нужд населения и хозяйства.
Поэтому решить проблему переброски вод в Арал можно, на мой взгляд, соединив реки волжского бассейна с реками другого бассейна так, чтобы избыток вод в волжском бассейне (части бассейна Каспия) не грозил вздуванием Каспия, а направлялся туда, где и в дальнейшем будет ощущаться водный голод, - в Казахстан и далее в Среднюю Азию.
Арал можно спасти и при этом получить экономическую выгоду. Короткие каналы должны соединить реки волжского бассейна по Предуральскому прогибу с рекой Урал и далее с бассейном Урала. По сравнению с проектом переброски речных вод севера Западной Сибири этот вариант проекта не содержит ряда отрицательных моментов, стоимость его в несколько раз меньше, каналы на порядок короче, а вода эта - лишняя для Каспия, но так необходимая Аралу.
Если находятся покупатели этой "лишней" российской воды, то почему бы ее не продать. Это же возобновляемые ресурсы, в отличие от нефти, газа, угля, которые мы так неразумно расходуем.

Вячеслав Алешков, главный геолог Камской судоходной компании

И еще отрывок из статьи, скопированной с Ферганы.ру.   Хочу отметить, что я не согласен с приводимой в статье оценкой роли Горбачева и взгдядом на недавнюю историю (и тем более не собираюсь это обсуждать), предлагаю читателям сосредоточиться лишь на технических и экологических вопросах.

Центральная Азия: фрагментный взгляд на прошлое и водные проблемы www.aral-sea.uz , Кадырбек Бозов, 25.07.2002

* Миру известно, возникновение Аральской проблемы, это из-за ограниченности водных ресурсов в замкнутом бассейне, и в определенной мере из-за нерационального использования тоже. Также известно, все аридные зоны на планете испытывают недостаток и в этой связи "мечтают" о дополнительной воде, Центральная Азия в этой части не исключение. Сегодня не найдется ни одного человека из засушливых регионов планеты, который был бы против реального получения дополнительной пресной воды, в том числе и из Сибири тоже, но эти "мечты", через популистически - рекламные акции не должны становиться обманом общественности, и превращаться в якобы легкодоступное мероприятие, где главное убрать противников "переброски", как к сожалению, в настоящее время стали доводить до общественности. В этой связи, однозначно уйти наконец от тенденциозных оценок, и признать наконец однозначно, что противников дополнительной пресной воды для региона нет и все за, в том числе и те, которых пытаются представить "врагами" как несогласных немедленной переброской части стока Сибирских рек.

Но пока такие тенденции сохраняются, значит пока есть и необходимость, довести до общественности, нет вопроса что кто-то против дополнительной пресной воды для региона, и есть вопросы сторонников проведения объективной оценки на реальную экономическую эффективность, экологическую безопасность и главное на исполнимость и на достижимость предлагаемых целей и намерений, и на этой основе прекратить вводить в заблуждение иллюзиями, и убедить наконец всех, что пока будут "осуществляться" грандиозные Проекты, необходимо сконцентрироваться на том, как жить на имеющихся ресурсах воды, которых при разумном использовании не так уж и мало.

Признавая, что еще в 19-20 веке, действительно были "мысли" о донорской подпитке и философии о переброске части стока Сибирских рек, одновременно напомнить, что и времена волевых решений прошли, и в этой связи просить понять, видимо неслучайно XXI век объявлен веком "ВОДЫ".

* В связи с тем, что многие в то время и сейчас будущее региона продолжают связывать только переброской части стока реки Обь, есть необходимость довести; что по 1-й очереди предполагалось осуществить забор воды из Оби до 25 км3 в год, из них в Амударью (к Узбекистану и Туркменистану до 10 км3), и за счет этого увеличив расходы воды в верховьях реки, обеспечить рост производства хлопка-сырца, только в Узбекистане до 8 млн. тонн (сейчас 3-3,5) и никакой воды для Аральского моря. Вместе с тем, в РСФСР, этот вопрос в то время превратили в шоу и умышленно не упоминая, что вопрос о отборе не более 0,02% от годового стока бассейнов рек западной Сибири, или 2,5% р. Обь, эти 0,02% "превратили" в Поворот Сибирских рек, и в инструмент "борьбы" с Партноменклатурой, Госпланом, Минводхозом, Средней Азией, одновременно "обманывали" всех, что Проект оставит Сибирь без воды, и что намерены осуществить его для заевшихся партийных боссов среднеазиатских республик, продолжающих объедать Россию, Украину и Белоруссию. Высокие трибуны и верховных советов тоже не были в стороне и не раз слышали "до каких пор кормление нахлебников Средней Азии будет продолжаться", в этой связи, было бы интересно узнать, где эти ораторы, и почему в странах- кормильцах так и не наступило великого процветания.

* Теперь, из пройденного видно, что многие действительно создавали себе имидж, расчетливо используя специально сфабрикованные дезинформации. Проект был одним из поводов, для травли тех кого считали необходимым устранить. Аналогично вели и в Средней Азии, только здесь дивиденды набирали обвиняя всех, кто на их взгляд мешал им прорваться к власти, а прекращение "Переброски" преподносили как негативное отношение властей к спасению Арала. Из близкого прошлого видно, что указанное проводилось безнравственными лицами, уловившими вседозволенность, ибо они изначально были конъюнктурными, ставшими в старое время кандидатами, докторами и академиками на "золотой жиле" возвеличивания ЦК КПСС и Генеральных секретарей.

* Наиболее неприятным для страдающих от влияния экологической трагедии, стало и заявление первой леди (светлой памяти Раисы Максимовны Горбачевой), что они не позволят осуществиться проекту поворота Сибирских рек. Видимо это и было началом развала, мало кто мог подумать, что этот эпизод был индикатором перехода страны в дворцовое управление в интересах определенной группы, как это было на закате всех империй (в России - Распутин, в период "Горби" в народе говорили - коллективный Распутин).

* "Заявление", как бы стало сигналом начала "борьбы" против Государства, Средней Азии, Арала, и т. д. и т. п., и не было необходимости хотя бы фрагментно озвучивать, что из себя представляет Проект. Дезинформация на столько ввела всех в заблуждение, что сегодня трудно убедить, что как тогда, так и сейчас в принципе этого Проекта не было. Были разработки, расчеты, цена на которые по мере реализации, как правило становилась в несколько раз дороже. Но даже в то время известная цена, в 15-20 млрд. долл. была достаточно внушительной для оценки реалистичности проекта, с наличием подтверждения не завершенным БАМом.

В этой связи, пока есть СМИ продолжающие подогревать "ужасы" из-за недостатка воды и в этой связи реанимирующие поворот сибирских рек, есть необходимость довести до всех, что из себя представляет "Проект", а для инициирующих необходимость неотложного начала, довести осуществимость в видимые 35-50 лет. Возможно это убедит, что обманывать общественность по этой проблеме безнравственно и по человечески не честно.

* В последние несколько лет в СМИ "регулярно", как провокационные измышления, появляются статьи о инициировании странами ЦА реанимации "Поворота" сибирских рек, которые похоже кем-то специально политизировались. Любой проект имеет цену, но авторы, не указывая об этом, а также как и в каком виде поступают предложения о "Повороте", как бы специально скрывали реалистичность этих "предложений". Видимо не трудно догадаться, если упускается главное, то указанное становится дезинформацией с целью нагнетания конъюнктурного ажиотажа у не осведомленных и повышения планки имиджа отдельных СМИ, претендующих на роль мировых пророков. В этой связи, если довести до всех, составляющие "Поворота", видимо политизированных сценариев станет меньше;

1. Какова стоимость предполагаемого Проекта и найдутся ли источники финансирования для осуществления? (расчетная стоимость 1-ой - 2-ой очередей соответственно 15-20 и 37-40 млрд. долл. США).

2. В какой срок можно осуществить так называемый "Поворот", если представить что средства нашлись? (при освоении ежегодно по 300 млн. долл. США, для первой очереди необходимо до 50 лет, а со второй до 100). Что делать региону, пока придет эта вода?

3. Кто и как намерен обеспечить работу такого гиганта, проходящего через территории 3-х суверенных государств, длиной близкой реке Волга (2,6 тыс. км), и эксплуатационными затратами в год 1-2 млрд. долл. США (если сегодня Россия по трубам не может нормально прокачать транзит газа через одну братскую Украину);

Краткая справка: По 1-ой очереди - 25 км3; высота подъема насосными станциями 161метр; количество перекачек (насосных станций) - 8, аналогов перекачки 25 млрд. куб. м. 8-ми подъемами в мировой практике не было; а по 2-ой очереди необходимо качать 60 км3; протяженность канала через территорию 3-х государств - 2556 км; в Аральское море в проекте подачи воды изначально не предусмотрено; ориентировочная стоимость 1-ой очереди в 15-16 млрд. долл. США; объем земляных работ (в выемке и насыпи) - 6,1 млрд. куб. м. (при мобилизации всей землеройной техники всей ЦА на выполнение потребуется 20-25 лет); объем железобетона и бетона, для первой очереди - 14,8 млн. куб. м.; объем металлоконструкций и мех. оборудования - 256 000 тонн; потребность для 1-ой - 10,2 млрд. квт/ч в год и в целом до 35-40 млрд. кВт/ч в год (пять стран ЦА вместе, на все нужды расходуют за квартал 23-24 млрд. квт/ч).

В поддержку философии необходимости до прихода дополнительной воды извне, заниматься своей водой.

Отдельные фрагменты о использовании водных ресурсов в бассейне Аральского моря;

* В бассейне Аральского моря на население до 40 млн. чел. расходуется 100-110 млрд. куб. воды в год, и многие считают, при обеспечении рационального использования, этого объема воды будет достаточно на удовлетворение потребности 70 - 150 млн. чел.

* КПД систем 0,4-0,6, соответственно в каждом кубе не продуктивного расхода до 30-40%.

* Оросительные системы антифильтрационными покрытиями облицованы на 5-10%.

* До 40-65% орошаемых земель требуют капитальной планировки, только из-за этого потери воды на полях до 10% и более.

* Работы по антифильтрационным мероприятиям приостановлены, имеющиеся облицовки требуют реставрации и реанимации.

* Достижение КПД систем в регионе до 0,75; эквивалентно дополнительной воде до 15 млрд. м3 в год.

* Сегодня (Израиль + Иордания) на население до 10 млн. чел. обходятся расходом воды в год до 4 млрд. м3 (400 м3 на 1 чел). В ЦА на население до 40 млн. расход до 100-110 млрд. м3 в год (2000-3000 м3 на 1 чел).

* Предложения и статьи "о подаче вод из бассейна Инд с десятками подъемов на километровые высоты (при том, что Индия и Пакистан полвека сами продолжают делить воду), из Сибири восемь подъемов на расстояние 2,6 тыс. км. (через три страны каналом-рекой два раза длиннее р.Сырдарья), или поднятие вод Каспия в Арал, видятся преднамеренными, как рассчитанные на отвлечение общественности от долга, бережно относиться к воде у себя дома и начать в этом наконец практические действия.

Кадырбек Бозов -
Директор компонента "Формирование общественного мнения", и представитель Кыргызской республики в международном проекте GEF "Управление водными ресурсами и окружающей средой в бассейне Аральского моря", член Исполкома МФСА

Адрес Агентства GEF: 700021, Республика Узбекистан, город Ташкент, Навои 44.
факс: 8 10 (99871) 144 82 61
e-mail: ifas_undp@aral-sea.uz
сайт: www.aral-sea.uz 

И еще интересная публикация (отрывок) с Ферганы.ру

 Воды сибирских рек в Центральной Азии: утопия или необходимый реальный проект?..
ИА "Фергана.Ру", Мусаев Бахадыр, 08.11.2002

«Из-под толщи архивной пыли», «Опять реки вспять?», «Кто лоббирует проект «Поворота сибирских рек?», «Сенсация в стиле ретро», «Кто будет платить?».
Это названия из серии многочисленных статей, посвященных идее переброски части стока сибирских рек в страны Центральной Азии, которые отражают проблематичность, а равным образом острую актуальность данной идеи.
«Кстати, недавно, - отмечает президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, - мы вели очень серьезный разговор с российскими учеными, которые сами поднимают этот вопрос. Тогда, в конце восьмидесятых, его просто заболтали демократической риторикой, на самом деле серьезного влияния на экологию этот проект не оказал бы. Я серьезно занимался переброской сибирских рек, будучи еще председателем правительства Казахстана, с учеными, с Минводхозом СССР. Если бы построили такой канал от Оби к Аралу, то где-то полторы тысячи километров прошло бы по России - через Курганскую, Оренбургскую и Омскую области, а одна тысяча километров - по Казахстану. Это оживило бы экономику российских и казахстанских областей, стало бы мощным политически и экономически интегрирующим проектом. Я думаю, что к нему надо вернуться. Думаю, если международным экспертам дать все перепроверить, они подтвердят разумность и обоснованность этой идеи».
В действительности, вопрос о том, реалистичен или не реалистичен проект, отнюдь не риторичен. К сожалению, как известно, еще не существуют проработанные международные проекты. Поэтому послушаем только отдельные мнение специалистов и позиции представителей власти, чтобы убедиться в неоднозначности получаемых ответов.
Академик РАН Петр Гончаров приводит пять аргументов против реанимируемого проекта. Из-за значительного испарения во время переброски вода будет приходить к месту назначения сильно засоленной. Неизбежная фильтрация приведет к заболачиванию большой территории. Канал преградит путь диким животным и нарушит их миграционные маршруты. Вместе с северной водой пойдет и описторхоз, которым так богаты северные реки. Кроме этого, нужно учитывать, что перебрасывать предполагается реки сибирского юга, а они несут тепло на север. Из-за оттока воды граница холода передвинется к югу на 50 километров (см. Ученые предостерегают от возобновления планов переброски северных рек. Regions.ru, 28.05.2002 г.).
Полемизируя с академиком, Антонов Вадим Игоревич, бывший директор проектного института "Средазгипроводхлопок", вице руководитель объединения "Водпроект" Минсельводхоза Республики Узбекистан, в частности отмечает, что мнения о том, будто, "вода придет к месту назначения сильно засоленной и конечном счете приведет к заболачиванию" неправда. Трасса канала выбрана так, что о засолении воды и заболачивании не может быть речи.
В.Антонов также говорит о преднамеренной неточности относительно утверждения, что «с северной водой пойдет и описторхоз, которым так богаты северные реки. Кроме этого, нужно учитывать, что перебрасывать предполагается реки сибирского юга». На самом деле же деле, как справедливо отмечает тот же В.Антонов, академик П.Гончаров еще раз допускает неточность, когда сперва говоря «о северных реках» неожиданно переходит на юг «перебрасывать предполагается реки сибирского юга». Тогда как, в плане переброски имеется в виду только 5 % стока вод двух рек Иртыша и Оби.
Вполне вероятно, что эти-то 5 % стока вод и служат поводом различным наводнениям, неоднократно обрушающихся весенне-летний период и являющийся постоянной головной болью С.Шойгу и его ведомства.
Типичным примером PR-акции на предложения об обеспечении водой Центральной Азии за счет рек Иртыша и Оби является и заявления руководителя регионального Института водных и экологических проблем сибирского отделения РАН Юрия Винокурова.
Любое вмешательство в природу очень опасно, отметил он, и особенно это касается Иртыша, поскольку Китай собирается отвести для своих нужд часть вод этой реки.
Между тем, по мнению Николая Михеева, советника министра природных ресурсов РФ: «Слова «не дам» у нас не должно быть ни по этическим, ни по техническим, ни по природным условиям. Стоимость проекта переброски, конечно, высока. На сегодня ее не осилить ни России, ни центрально-азиатским странам. Тут необходимо и участие международного сообщества. Решать проблему роста населения в Центральной Азии нужно. Обеднение ресурсов из-за воды может привести к еще одной зоне бедствия. А это питательная среда в том числе и для терроризма. К тому же рядом с Россией».
.............................
г.Ташкент
8 ноября 2002 года
(musaev1944@yandex.ru)
 

И последняя, очень интересная публикация (отрывок) тоже с Ферганы.ру

Аргументы и Факты, с. 13, Екатерина Бычкова, Дмитрий Писаренко, 07.05.2003
Похоже, Юрий Лужков твердо решил воплотить в жизнь проект использования части стока северных рек для обеспечения водой засушливых территорий Западной Сибири, Южного Урала, Казахстана и Узбекистана. По мнению мэра Москвы, продавать воду среднеазиатским странам будет выгодно: она в отличие от нефти - товар, восполняемый природой. Мэр считает, что проект окупится за 5 лет и принесет России колоссальные прибыли. При этом он уточняет, что речь идет об изъятии только ПАВОДКОВЫХ вод Оби - тех, которые все равно сбрасываются в Северный Ледовитый океан. Тем не менее споры вокруг проекта продолжаются. Помимо прочего, важно понять: а найдутся ли для этой воды покупатели? Ведь странам Средней Азии "товар" может оказаться не по карману. Каковы же аргументы сторонников и противников этого проекта?
Защитим себя от мигрантов и от соляных ветров
Юрий ЛУЖКОВ, мэр Москвы:
- ЧТО мы имеем? В России - неконтролируемые паводки, а в Средней Азии - экологическая катастрофа Арала, водные запасы здесь будут с каждым годом только уменьшаться. Может ли Россия помочь? Может. Но у нас есть свои интересы. Это не благотворительность - мы говорим о выгоде для России. Вода - это товар, которым мы обладаем в избытке и который можем продавать. Этот проект выгоден.
По оценкам организации "Врачи без границ", обнажившееся дно умирающего Арала - а это 40-50 тыс. км2 - разносит сегодня сотни тысяч тонн песка и вреднейших солей. Они оседают в Оренбурге, Орске, Волгограде, Саратове, на южной территории Урала. Представьте себе, какие последствия ожидают Россию в результате полной гибели Арала. Кардинально решить проблему можно только за счет донорской подпитки центральноазиатских рек путем доставки дополнительных ресурсов воды. Благодаря сибирской влаге могут быть смягчены последствия аральского кризиса, воспрянет орошаемое земледелие, появятся рабочие места для населения, увеличатся поставки в Россию овощей, бахчевых культур, хлопка... Кроме того, отвод избыточных и паводковых вод из сибирских рек ослабит влияние разрушительных, порой катастрофических наводнений.
Если мы осуществим этот проект, то России представится еще и уникальная возможность перестроить свою восточную политику. А иначе нас ждут миграционные потоки беженцев из неблагополучных регионов. Уже сейчас 150 тыс. чел. уехали из Каракалпакии - там невозможно жить. Миграционная проблема становится все более актуальной как для стран Центральной Азии, так и для России и Москвы в частности.
Николай ГРИШЕНКО, ген. директор "Совинтервода":
- В НАШЕЙ стране огромный речной сток - около 4 трлн. м3 в год. А распределяется он крайне неравномерно: 84% приходится на слабоосвоенные северные и восточные районы.
В настоящее время водные ресурсы государств СНГ находятся на грани исчерпания. Современная ситуация прогнозировалась нами в ТЭО (технико-экономическом обосновании) еще 20 лет назад. В правительственных документах указывалось: после 2000 г. развитие народного хозяйства в этом регионе может осуществляться только за счет привлечения дополнительных ресурсов воды извне.
Не спасем Арал и погубим Обь
Анатолий КАДОМСКИЙ, бывший член Государственной экспертной комиссии Госплана СССР по рассмотрению "ТЭО переброски части стока сибирских рек Оби и Иртыша в Среднюю Азию и Казахстан":
- В КАЧЕСТВЕ важнейшей задачи ТЭО выдвигалась (и выдвигается теперь) идея восстановления Арала. Но эта проблема не может быть решена за счет перебрасываемого стока сибирских рек! Достаточно взглянуть на цифры. Раньше в Аральское море ежегодно поступало 150 км3 воды рек Амударья и Сырдарья. По крайне оптимистическому и заведомо нереальному расчету, до Средней Азии из Оби и Иртыша может дойти 22,5 км3. Если даже из этого объема ничего не использовать для орошения, промышленного и коммунального водоснабжения (что невозможно), все равно он составит лишь 15% от первоначального объема. Экспертиза ТЭО продолжалась несколько лет. Ее сводное заключение содержало свыше 80 критических замечаний: от ТЭО, как говорится, не оставили камня на камне. Претензий было множество. Крайне тенденциозно произведена оценка ущерба, наносимого России в случае реализации проекта. Скажем, вследствие повышения солености Обской Губы и сокращения площадей нерестилищ ценных пород промысловых рыб их запасы сократятся на 7 тыс. тонн. А ведь для населения низовий Оби рыба - основной источник питания. Почему-то не принималось в расчет, что в зоне Восточного Урала нет избыточных энергетических мощностей, необходимых для обеспечения работы каскада насосных станций по трассе переброски. Это значит, что там надо строить крупную электростанцию.
Виктор ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН, директор Института водных проблем РАН:
- СКОЛЬКО эта вода будет стоить? Неизвестно. Кроме того, мы не знаем экологических последствий проекта. Что будет с Обью? - этот вопрос абсолютно не исследован. Но это же фундаментальная проблема! Модели, на основе которых можно судить, что произойдет с Обью, будут очень приблизительные - это я вам гарантирую. И как отразится этот проект на Северном Ледовитом океане, тоже непонятно. Презумпция экологической опасности должна доминировать во всех рассуждениях.
Политика или расчет?
Константин ЗАТУЛИН, директор Института стран СНГ:
- МОГУ сказать, что именно политика сыграла худую роль в том, что этот проект был заморожен в 80-е гг. И, возможно, политика еще скажет свое слово в его дальнейшей судьбе. До конца не просчитаны и экологические последствия. Мы уверены: если провести исследования, они будут отрицательными. С другой стороны, не стоит безоглядно верить экологам. У одного американского фантаста я прочел рассказ, как в будущем на месте Нью-Йорка возникло огромное зловонное болото, где летали комары размером с локоть. Почему это произошло? Потому что на очередных выборах победили экологи, и они запретили вмешиваться в природу: уничтожать мошек и блошек, перестраивать что бы то ни было.
Заинтересованность государств Центральной Азии в воде в последнее время только обострилась. Безусловно, в этих странах прагматичные руководители. Будут идти споры о цене воды, но это нормальный процесс, это часть работы. Поскольку проблема ее дефицита с течением времени будет приобретать все более важное значение для Центральной Азии, власти все равно станут планировать расходы на воду.
Лензи ШЕРФЕДИНОВ, замдиректора Института водных проблем Академии наук Узбекистана:
- ВСЯ водохозяйственная система Центральной Азии развивалась под будущую переброску стоков. Считаю, что момент "Х" наступил как раз сейчас. Но мы находимся в рыночной ситуации. Поэтому на первый план выходят вопросы купли-продажи. Кто будет продавцом, отвечающим за свой товар? В каком виде он доставит его потребителю? Сможет ли потребитель его оплатить и каким способом? Ответить на эти вопросы можно лишь после проведения тщательного экономического и экологического анализа. И это пойдет на пользу всем нам - и России, и странам Центральной Азии.
Наша справка
Проект "поворота сибирских рек" в 80-е гг. наделал немало шума. (Есть мнение, что он был намеренно инициирован идеологами перестройки: требовалось создать видимость плюрализма и дать народу поиронизировать над очередной стройкой века.) А вообще о переброске части вод северных рек с помощью сети каналов впервые заговорили на рубеже XIX и XX веков, но Императорская Академия наук поставила точку в этом вопросе. Проект был реанимирован в 1983 г. Планировалось, что канал длиной 2,5 тыс. км соединит Обь с засушливыми районами среднеазиатских республик. Причем вода должна подниматься наверх с помощью нескольких насосных станций - таковы особенности рельефа. У экологов возникло много претензий к проекту. Например, такие: из-за оттока воды граница холода в Сибири сместится на 50 километров к югу, ведь реки в этом регионе несут тепло на север; канал преградит пути миграции диких животных; из-за сильных испарений вода будет приходить в Среднюю Азию значительно засоленной и др.
Экспертиза Госплана СССР выявила, что проектировщики занизили предполагаемые затраты и преувеличили эффективность проекта. 14 августа 1986 г. вышло постановление ЦК КПСС "О прекращении работ по переброске части стока северных и сибирских рек".
 

Часть 2


Автор about me
Design by dady_MYKC
)c( 2000-2017
Kопирайта нет, копируйте на здоровье :)

100012 лет в Интернете


.