БЛОГФорумСсылки Написать письмоПочему Арбуз? Служебная UN ЕЖЕ-движение - международный союз интернет-деятелей

Бракованная микросхема

Раев привычно уселся в удобное кресло и пробежал глазами по красиво отделанным стенам и мониторам. Всё было как обычно – начало рабочего дня, все цеха и отделы начинали работать и на экранах можно было проследить, как двигался конвейер в сборочном цехе, возились фигурки рабочих на отладочных стендах, готовили квартальный баланс в бухгалтерии и о чём-то спорили в отделе маркетинга. Все службы его фирмы по производству биороботов работали чётко и слаженно, он добивался этого годами своей энергией, требовательностью к сотрудникам и жёсткостью в проведении намеченных планов. Сегодня он вышел после двухнедельного отсутствия и должен был «догнать» ситуацию, ведь замов он не оставлял, даже не мог представить, что кому-то доверит принятие решений на его фирме. Какое-то чутьё подсказывало, что что-то произошло, что-то некрупное, но неплановое и от этого неосознанного предчувствия Раев злился – он должен всегда полностью контролировать ситуацию. Он нажал кнопку вызова секретаря и в кабинете, бесшумно открыв двери, появился секретарь ДЖЕК-317 - лучшая модель из гаммы биороботов, выпускаемых фирмой, всегда аккуратно одетый, подтянутый, стройный блондин: «-Вызывали, господин Президент?»
«-Какие новости, Джек?»
«- За время вашего отсутствия было получено 45 телефонограмм, 342 факса и 290 писем, из них 56 приглашений на презентации, 76 рекламные…»
«-Достаточно – перебил Раев – что-нибудь серьёзное было?»
Биороботам было запрещено высказывать своё мнение, пока их не попросит хозяин, и сейчас был один из таких редких моментов.
«- На мой взгляд, единственное серьёзное письмо от «УМ-СЕРВИС», наших поставщиков микросхем для центрального процессора. Они сообщают о браке в последней партии из-за технологической ошибки и, учитывая многолетнее сотрудничество, просят не поднимать шума и готовы возместить наши издержки. В ваше отсутствие, господин Президент, мы протестировали эти микросхемы, они не бракованные, просто прошиты дополнительные перемычки, что создаёт многоконтурное решение каждой задачи и, как результат, небольшую задержку. По заключению Главного Конструктора и Главного Психолога решено было производство не останавливать, этими микросхемами укомплектованы серийные модели СЭМ-189.» Раев задумался. Решили без него, ладно, остановка конвейера обошлась бы очень дорого. Опять же приятно было слышать толковый и чёткий доклад ДЖЕКА.
«-Так что, говоришь, значит СЭМ слегка тормознутый?»
«-Типа того…»
«- Что? – взревел Раев. Ничто его так не бесило, как примитивный подростковый сленг, а тут, в его кабинете, его лучшее детище – ах ты подлец, где ты нахватался этой гадости, ты от меня хоть раз слышал что-нибудь подобное, да я своими руками оттащу тебя в цех утилизации!» Конец фразы Раев уже не орал, а договорил спокойно - разве стоит нервничать из-за робота?
« - Прошу прощения, господин Президент, это никогда не повториться, я уже сейчас стёр в своём словаре все сленговые выражения на восемнадцати языках.»
« - Ну, смотри у меня. Ладно, сгоняй на склад готовой продукции, пригласи ко мне одного СЭМА, а также Главного Конструктора и Главного Психолога, посмотрим, что вы тут сотворили.»
Через минуту вошли Конструктор и Психолог. Конструктор начал было говорить: « Господин Президент, Мы без вас…»
« – Знаю, знаю – перебил Раев – мне ДЖЕК доложил, сейчас поглядим на ваше детище.» К психологу Раев относился несколько свысока, считая, что хорошему руководителю психолог не нужен, просто кто-то должен следить за методикой обучения, чтобы «мозги» биороботов соответствовали «Международной Конвекции об Искусственном Интеллекте». С конструктором было сложнее. Умница инженер, источник гениальных идей, был совершенно лишён самолюбия, ездил в допотопном автомобиле, ходил в выцветших джинсах, не следил за чемпионатом по футболу, дружил с какими-то опустившимися неудачниками, не разбирался в винах. То есть своими поступками отрицал всё, что имело ценность для Раева. Можно было бы наплевать, но Раев знал, что Конструктора уважали, любили, боготворили все работники фирмы, а его, Раева, создателя, Президента и хозяина просто боялись. Это было нечто ускользающее от понимания, а этого Раев допустить не мог, и он защитился от этого нечто фразой (на приёме в высшем обществе, когда речь зашла о его Конструкторе): «Да он просто чудак!»

Наконец, дверь открылась, вошёл ДЖЕК, за ним новый парень – круглолицый, кареглазый, с неопределённо пегими волосами в джинсах и красной клетчатой рубахе. Что-то в нём было неуловимое неспортивное, чуть мешковатое, чуть расхлябанное, что особенно оттенял стоящий рядом подтянутый ДЖЕК.
« – Ваше приказание выполнено, господин Президент, разрешите идти?» – спросил ДЖЕК и, увидев кивок Раева, вышел. Парень не спеша скользнул взглядом по ореховой отделке стен кабинета и перевёл его на троих мужчин: «Здравствуйте, господа, вы просили меня зайти?»

Раев задохнулся от злости – где «господин Президент»? Что значит просили? Он, Раев, просил – кого – СЭМА? Раев набрал воздуха, чтобы заорать: «Что за чучело? Немедленно в утилизацию!!!», но почувствовал, что главные переглянулись, они ждали взрыв, знали его реакцию. Потом, нервничать из-за робота – недостойно. И, интересно, что отметило это чучело в отделке кабинета? (Это была гордость Раева – изысканная мозаика из ценных пород обошлась ему в несколько миллионов). Он помолчал и сказал: «Расскажи-ка о себе.» Парень помялся, переступая с ноги на ногу, как бы собираясь, и начал: «Ну, это, я – СЭМ 189 – биоробот серии 112-У, предназначен для работы в быту и на производстве в мирное время…»
« – Достаточно – перебил Раев – скажи-ка нам три главных закона биоробота».
« – Да, да, вот, сейчас вспомню, я же это учил, ага, вспомнил. Первый закон биоробота – не навредить человеку, так, второй – слушаться человека, а третий, ага, вот – если приказ человека вредит обществу людей, не выполнять его, кажется всё».
« – И этого ДЖЕК назвал тормознутым? Да это же дебил, мрак, позор для фирмы - подумал Раев, собираясь крикнуть – немедленно в утилизацию!», но его опередил Главный Конструктор: «Отличный парень, моя гордость». Сбитый с толку Раев перевёл взгляд на Главного Психолога. Тот молча показал кулак с поднятым большим пальцем и кивнул.
« – Но ведь его же никто не купит» – питался придти в себя Раев.
« – Извините, господин президент, мы не успели сообщить вам - проговорил Конструктор – у СЭМА коммерческий успех, он идёт нарасхват». Раев связался с отделом сбыта. СЭМОВ продано за неделю 1215 и заявки на 3500, надо включать второй конвейер. А ведь ДЖЕКОВ продано за три года всего 310 штук. Пошли минуты в молчании. Раев пытался осознать происшедшее, но у него не укладывалось в голове – его любимого ДЖЕКА, чёткого, безупречного ДЖЕКА не покупали, А покупали это «тормознутое чучело» СЭМА. Вдруг СЭМ заговорил: «Позволю обратить ваше внимание, господин Президент, что только турецкий орех создаёт впечатление золотистого тепла и кабинет как бы светится изнутри…» Раев был в шоке. Он даже забыл о наглости биоробота – заговорить первому в присутствии людей и, тем более, Президента. О том, что это был турецкий орех с редкой текстурой, знали только опытные краснодеревщики и редкие ценители красивой мебели. Он кивком предложил СЭМУ продолжать и тот проговорил: «Отменно выполнен орнамент. За основу взят узор, встречающийся на западных границах распространения арабской культуры, в памятниках зодчества Марокко и Испании. Он состоит из двенадцатиугольников, пересекающихся по общим пятиугольникам. Такой узор требует особого мастерства, сложного расчёта и особенно красив. Вам повезло с мастерами, господин Президент. Разрешите мне вернуться к стендовым испытаниям».

После ухода СЭМА молчали несколько минут, пока Раев не сказал: «Действительно, неплохой парень. Слушай, Психолог, я плачу тебе не за молчание, может, ты мне хоть что-то объяснишь?»
« – Видите ли, господин Президент, эти наши дуболомы ДЖЕКИ людям не интересны. Во-первых, люди не любят, когда рядом кто-то, пусть робот, быстрее соображает и чётче формулирует мысли. Это раздражает. Во-вторых, большинству нужен именно такой, как СЭМ, собеседник – чуть неловкий, чуть забывчивый, начитанный и простодушный обаятельный скромняга. Он будет не машиной для уборки, а членом семьи, участником всех игр, прогулок и семейных мероприятий. Следующая ниша, ждущая своих моделей – такой разбитной, восторженный, эмоциональный рубаха-парень, авантюрист и балагур. Потом задумчивый, грустящий романтик, созерцатель и поэт. В общем, есть над чем работать.»
« – Всё, спасибо, вы свободны» - заключил Раев. Главные ушли, Раев заметил, как они переглянулись перед выходом из кабинета. Он сидел неподвижно очень долго, пытаясь переварить происшедшее. Они, Главные, прекрасно разыграли спектакль. А вынудил к этому спектаклю их он, Раев, Президент, так как он был «тормозом», и, если бы они не «рассиропили» его на турецком орехе, так бы и выпускали бы только ДЖЕКОВ – чётких и подтянутых.
« - И взыскать пару миллионов с «УМ-СЕРВИС» за брачок» – всплыла подленькая мысль. Президент снова овладел контролем над ситуацией.


Автор about me
Design by dady_MYKC
)c( 2000-2017
Kопирайта нет, копируйте на здоровье :)

100012 лет в Интернете


.