БЛОГФорумСсылки Написать письмоПочему Арбуз? Служебная UN ЕЖЕ-движение - международный союз интернет-деятелей

На сайте журнала "Знание-сила" есть приятнейший раздел - Золотая эра, в котором собраны лучшие публикации прошлого века. Арбуз уже обращался к этой коллекции. И только здесь удалось найти материалы, объясняющие исчезновение Арала.

Трудная жизнь на земном волчке
«ЗС» №3/1969


НЕВОЗМОЖНЫЙ РАЗГОВОР
— Ну, как вам нынче вертится?
— Ничего, помаленьку. Только, знаете, опять Арал пропал.
— Вот как?!
— Да. И еще… Балхаш на юг съехал…
— Вы подумайте! А Байкал?
— Этот на месте. Только его всего перекосило.
— Как грустно!
— Нет, ничего. Нам не привыкать.

ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНЫЙ РАЗГОВОР
— Так. Ну, конечно, это о каких-то географических изменениях лика Земли. Но… при чем тут «как вам вертится»? Разве может вращение Земли причинять какие-то удобства или неудобства?
— Может. Оказывается. Об этом и пойдет здесь речь.

Однажды, на каком-то этапе нашего персонального дошкольного открытия мира, в нас поселяется неуверенность и беспокойство. Это — когда нам сообщают, что наша круглая планета вертится подобно волчку. Все последующее школьное астрономо-географическое образование посвящено тому, чтобы вернуть нас к первоначальному состоянию глубокой веры в устойчивость опоры под нашими ногами. Нас убеждают в том, что все время вот так вертеться — это ничего страшного, пустяк, это все равно, если мы покоимся, а вертится вокруг нас прочий посторонний, не имеющий к нам отношения космос.
И в первом, грубом приближении это правильно. Правда, мы, конечно, слышали о кориолисовой силе, действующей на направление земных ветров и течений, подмывающей правый берег реки в северном полушарии и левый — в южном, образующей завитки циклонов — и пр., и др. Но все это вас трогает мало, если, конечно, мы не становимся метеорологами или географами.
Но вот, оказывается, вращение Земли, а вернее, почти незаметные, микроскопические перемены в этом вращении, влияли и влияют на лик планеты…
…328 год до нашей эры. Слава Александра Македонского достигла вершины. Македонские фаланги переправились через Аму-Дарью. А на Сыр-Дарье (Яксарте) Александр основал крайний город своей империи. Древнегреческие историки оставили нам описания ожесточенных сражений в пустынях и оазисах этих мест. Все есть в этих описаниях и комментариях: высокие горы Тянь-Шаня, пески и мутные реки. И другие, довольно любопытные историко-географические свидетельства.
Но ни словом эллинский мир в это время не обмолвился о таком чуде Средней Азии, как Арал. Величайшее озеро Средней Азии, подлинное море пустыни осталось незамеченным во времена, предшествовавшие нашей эре.
Странно, не правда ли? Особенно, если учесть, что Арал располагается совсем недалеко от границ тогдашнего цивилизованного вира.
В чем же дело? Или Арала в его теперешнем виде просто не было? В самом деле, уровень озера посреди пустыни, не соединенного ни с каким морским бассейном, принимающего в себя две не такие уж большие реки, мог сильно колебаться в зависимости от климата эпохи.
Рядом — Каспий. Его уровень прослежен далеко в глубь веков. Может быть, Каспий подскажет, что было с Аралом? Ведь Каспий мелел и вновь наливался влагой, подчиняясь общепланетным климатическим ритмам…
Новая загадка. В те века, когда Арал таинственным образом блистательно отсутствовал в письменных документах, в это самое время Каспий был, как никогда позже, полон водой!
Века, предшествовавшие нашей эре, приходились на максимум в 1850-летнем цикле «увлажненности» Северного полушария, открытом известным советским ученым А. В. Шнитниковым (см. статью «Век страшной зимы» в номере 12 нашего журнала за 1968 год).
То были «века страшных зим» в северных странах, века плодородия к изобилия на опустевших впоследствии берегах Северной Африки в очень высокого уровня озер, в том числе и Каспия. Но… за исключением Арала!
Минула тысяча лет, половина шнитниковского периода. Настала золотая для северных стран пора раннего средневековья. Северный Ледовитый океан — неледовит, а уровень Каспия намного ниже теперешнего, как говорят, катастрофического. А Арал?
На примитивных и грубых европейских картах раннего средневековья обязательно отмечалось большое море к востоку от Каспия. Арабские источники тоже упоминают о нем, о кораблях, бороздящих его волны.
Еще одна проверка. Новый век страшных зим XIV—XV веков, погубивших Винланд и норвежские колонии в Гренландии. Опустошительные дожди в наводнения в Европе, высокий — хотя и не такой, как за две тысячи лет до этого, уровень Каспия.
И — на далеко уже не примитивных европейских картах позднего средневековья к востоку от довольно современно очерченного Каспия — никаких признаков Арала. Но ведь он был! И будет! Так где же он?
Вероятно, Арал был и тогда, никуда не делся. Но был в облике хоть и большого, но вполне рядового озера, которое можно и «не заметить», и которое, во всяком случае, даже по ошибке морем не назовешь.
Интересно, что признаки каверзной своей самобытности Арал проявлял и в последнее столетие, уже будучи под надзором географов.
Почему Арал ведет себя странно? Съеживается, когда климат делается более влажным, и разбухает в засушливые века?
Этим вопросом заинтересовались советские географы Т. Д. и С. Д. Резниченко. И проблема Арала в ряду целого комплекса явлений оказалась связанной с режимом вращения Земли.

* * *
А Земля вращается со скрипом… С неслышимым, конечно. Это — если подразумевать под скрипом замедляющую силу трения. Луна, Солнце образуют на поверхности нашей планеты приливные горбы. Глубины морей и каменные недра земные тоже невидимо колеблются под действием гравитационных возмущений от наших главных светил. Приливное трение замедляет обороты земного волчка. Но это — постоянное, из века, замедление, не о нем здесь речь.
Как уже знает читатель, приливы на Земле непостоянны. Раз в 1850 лет, в период «сверхсароса», они бывают особенно сильными: Луна, Земля и Солнце оказываются в позиции, при которой светила с особой силой действуют на Землю (см. опять-таки статью «Век страшной зимы» в №12 за 1968 год). И это, в конечном счете, в среднем еще более тормозит вращение планеты. А конкретно, в момент «сверхсароса» Земля может даже прибавить оборотов…
Почему?
Вспомним: «сверхсаросы» совпадают с «веками страшных зим». Внутренние приливные волны поднимают в океанах холодные горизонты к поверхности воды. На огромных пространствах охлаждаются полярные и умеренные широты. Набухают белые полярные шапки Земли, переходят в контрнаступление горные ледники. Это означает, что значительная часть влаги перераспределяется: переходит из океанов в полярные льды. Земля «худеет» в талия и начинает вращаться быстрее, как балерина, прижавшая к телу руки.
И наоборот. Подсчитано, что если за одно лето лед, покрывающий одну только Антарктиду, подтает и потеряет в своей многокилометровой толщине всего лишь 1,2 сантиметра, то уровень Мирового океана повысится на 1,2 миллиметра. Такое «похудение» ледникового щита Антарктиды и тем более ничтожное повышение уровня моря измерить практически невозможно. Но если подобное лето повторится сто раз, то за один только век земные сутки удлинятся на 18 секунд!
Обыкновенный хронометр — а еще лучше, не обыкновенный, а какой-то особо точный— может быть куда более надежным климатографом, чем самые скрупулезные измерения уровня моря и толщины ледового покрова.
Представям себе: пришел на берег моря океанолог. Он хочет узнать, как меняется здесь уровень моря год от года. Узнает. Причем узнает, меряя от чего-то твердого, «надежного» — суши, дна. А за несколько километров от океанолога похожие измерения проводит географ, специалист по современным движениям земной коры. Он хочет выяснить, поднимается или опускается вверенный ему участок земной коры — побережье, дно моря. И меряет он от того, что кажется ему незыблемым и надежным — от уровня моря. А потом оба специалиста составляют каждый свой отчет, где одно и то же взаимное перемещение уровня моря и морского дна, берега будут трактовать абсолютно противоположно.
Если полистать труды океанологов и тектонистов. то такие исключающие друг друга исследования попадаются на каждом шагу. Из этих исследований делаются подчас далеко идущие выводы…
В Италии, вблизи местечка Поццуоли, у самого берега стоит храм Сераписа. О нем как раз очень любят рассказывать специалисты по современным тектоническим движениям. На многострадальных колоннах храма — следы размывающего действия прибоя, ракушки, прилепившиеся к мрамору… Во II веке до нашей эры, когда храм выстроили, — от подножья его колонн до уровня моря было целых шесть метров. Но уже где-то в V веке нашей эры колонн коснулись волны. А в Х веке медленное погружение храма, прекратившись, сменилось резким «всплыванием». С отметки «минус б» храм вылез из воды на 7 метров к XVI веку. 13 метров за шесть веков! С тех пор храм снова опускался, и сейчас вокруг колонн опять плавают кефали.
Что в этой истории настораживает, так это профиль линии, которая получится, если нанести на график все приключения храма. Пики, самые высокие положения храма,—вблизи веков «страшных зим», и впадины — там, где наступала золотая пора, годы, когда Лейф Удачливый основал Винланд, и нынешние времена, когда климат тоже быстро теплеет и становится суше. Явная связь с 1850-летним климатическим циклом А. В. Шнитникова… Так, может быть, все-таки уровень моря колеблется возле храма, а не храм ныряет в воду?
Если это так, то уровень Средиземного моря — во всяком случае северной его части — резко падал именно в века высокой увлажненности северного полушария, а в сухие годы — сильно повышался. Та же история, что и с Аралом!
Правда, Средиземноморье связано с океаном, уровень которого тоже повышается в сухие годы (океан отнимает воду у суши). Но в океане — это максимум сантиметры, а здесь — больше десяти метров…
Теперь — немного воображения.
Скорость вращения Земли в «век страшных зим» заметно возрастает. Возрастают и центробежные силы, сплющивающие Землю у полюсов. Земля сплющивается еще больше. Часть ее массы перетекает к экватору. Но если твердая земля делает это далеко не сразу, с расстановкой и инерцией, то водная поверхность «геоида» перестраивается быстро. К экватору перетекает масса воды. Южные берега замкнутых морей затопляются прихлынувшими волнами. Северные берега, наоборот, как бы поднимаются из пучины, там обнажается морское дно… В сухие века, когда скорость вращения Земли падает, идет обратный процесс: воды текут на Север.
Возможно, этим и объясняются приключения храма Сераписа и современное наступление Черного моря на берега, особенно северные. Здесь уровень моря прибавляется в 2–3 раза быстрее, чем в Мировом океане. Здесь, правда, не без помощи людей, исчезают пляжи, рушатся и обваливаются в море подмытые прибоем высокие берега.
Реки тоже «чувствуют» глубокое «внутреннее влечение» к Северу, когда начинает быстро падать скорость вращения Земли. Если река течет на Юг, то эта встречная сила как бы подпруживает ее. Течение реки замедляется, русло искривляется, появляются старицы, протоки, дельты расчленяют ее устье. Там медленно текущая вода нагромождает наносы. Пример — Волга, Днепр. Быстрое падение уровня Каспия в наши дни, помимо всего прочего, объясняется еще и тем, что Волга — а это 80 процентов всего «прихода» Каспия — тратит сейчас мощь своего течения и влагу на борьбу с могучей встречной силой, влекущей ее к Северу. Огромная равнина, по которой она течет, как бы резко уменьшает наклон к Югу.
Если река течет на Север, то этот «наклон» ей «на руку». Течение ее выпрямляется я ускоряется, русло быстрей вгрызается в горные породы ложа.
Но самое интересное происходит с реками, текущими в широтном направлении.

* * *
Ровная, как стол, материковая плита, по которой текут, вырвавшись из горной теснины, Аму-Дарья и Сыр-Дарья, слегка наклонена на Северо-Запад. Туда, к Аралу, и стремятся обе великие среднеазиатские реки.
Теперь перенесемся мысленно на 4,5 тысячи лет назад. Тогда был почти доисторический «век страшных зим», век высокой влажности климата Земли. Катастрофические наводнений в междуречье Тигра и Евфрата, в долине Ганга остались в религиозных мифах как всемирные потопы…
В это время Арал, вероятно, наоборот, иссыхал и чах. Ибо Аму-Дарья питала в основном Сарыкамышское озеро, а через него и Узбой — текла в Каспий. Ускорялось вращение Земли, и центробежная сила влекла реку к Югу. Миновал полный шнитниковский цикл. Грянули «страшные зимы» исторического времени. Греки доходят почти до Арала, видят цветущие оазисы, орошенные пустыни, но ничего про море не сообщают. Но вот наступает иссушение климата VI—VIII веков нашей эры. Гибнет продуманная система ирригации. И не столько из-за возросшей сухости климата, сколько из-за того, что вся оросительная система учитывала стремление воды к Югу. До поры, до времени дамбы сдерживали Аму-Дарью, насильственно заставляя ее течь в Сарыкамыш и орошать массивы полей, расположенные к Югу, но даже небольшой заминки из-за войны, эпидемий оказалось достаточно, чтобы Аму прорвала дамбы, повернула к Аралу и вновь наполнила его своей водой.
Аму еще вернется в Узбой в расцвет Хорезма — последний из веков «страшных зим». Снова отклонение воды к Югу облегчит орошение земель целого государства. А потом военное поражение опять совпадет с началом новой тенденции — поворотом на Север.
Сарыкамыш — конкурент Арала. Он полон, когда Аму отворачивается от Арала. Он пуст, когда полон Арал.
Вся огромная равнина Средней Азии образована блужданиями Аму-Дарьи. Подчиняясь космическому сверхритму, река, как маятник, металась от Арала до Каспия тысячи, десятки тысяч лет. Разравнивала равнину, делала ее плодородной. Посильно помогала ей в этом и Сыр-Дарья. Она тоже немало постранствовала, всегда послушно следуя за старшей сестрой. Когда Аму-Дарья текла в Сарыкамыш, Сыр-Дарья впадала в Арал по самому южному из своих сухих ныне русел — Жана-дарье. Кстати, еще сто лет назад это русло не было сухим… А бывали дни, когда Сыр-Дарья одной из своих проток впадала в Аму и тоже, таким образом, вкладывала свой пай в «приход» Каспия. Арал, если и сохранялся, то держался «на честном слове»…
А сейчас обе реки упорно подмывают свои крутые северные берега и перемещаются вправо — на 10 метров в 100 лет!

* * *
В история Средней и Центральной Азия вода играла главную роль. И прихотливый режим вращения Земли часто губил здесь целые города.
Великий торговый центр Азии город Хара-Хото… Один взгляд на его руины — я сразу ясно, в чем дело. Хара-Хато был расположен на острове посреди реки Эдзин-Гол. Сухие русла обоях рукавов сейчас хорошо видны около развалин Хара-Хото. В средние века Эдзин-Гол заворачивал по широте направо, питая существовавшее здесь озеро.
В один прекрасный день Эдзнн-Гол повернул на Север — это случилось примерно тогда же, когда Аму последний раз отвернуласп от Сарыкамыша. Эдзин-Гол заполнял водой другую котловину и образовал другое озеро.
Пржевальский искал по древней китайской карте легендарное озеро Лобнор. И нашел. Совсем не там, где искал, а много севернее. Причина та же. Река Конче-Дарья, которая впадает в Лобнор, как стрелка гигантского климатографа, показывала попеременно одно тысячелетне — «сухо, тепло», другое — «влажно, прохладно», подчиняясь центробежной силе Земли.
Если продолжить сравнение рек с научным измерительным прибором, то низовья реки Хуанхэ — это весьма подробная шкала, с плавными градациями между двумя крайними положениями. Особенно важно то, что китайцы, для которых Хуанхэ — источник плодородного ила и важнейшая транспортная магистраль, издревле точно отмечали в своих летописях все скачки своенравной реки.
Самая северная отметка — «тепло!» была в 2300–602 годах до нашей эры. Начало века «страшных зим», следовательно, можно датировать точно — 602 год до нашей эры. Самые южные сухие русла (отметка «холодно!») оставили 1324–1889 годы. Это значит, что последние «страшные зимы» покинули нашу планету еще на памяти живущего ныне поколения.
Сейчас Хуанхэ течет довольно близко к своему максимально северному руслу. Можно не сомневаться, что она еще попытается в ходе нынешнего замедления вращения Земли прорвать дамбы и забраться на Север — далеко, как никогда.
Список подобных природных климатографов можно продолжить. И многие из них — подтверждение смелой гипотезы, высказанной Т. Д. и С. Д. Резниченко…
Дунай, который втекает в Черное море по трем гирлам, все более предпочитает течь по северному из них. (Здесь проходит нынче 70 процентов всего стока Дуная.) Кубань впадает в Азовское море. А ведь еще в начале прошлого века часть ее втекала по одной из проток в Черное море. Таманский полуостров был островом.
А Балхаш, о странной судьбе которого было упоминание в начале статьи?
Балхаш — гигантское блуждающее озеро. В зависимости от эпохи — ускорения или замедления вращения Земли — он двигался по долготе то на Юг, то, как сейчас, на Север. Выгнувшись дугой подобно натянутому луку, Балхаш прокладывает себе путь, подмывая северный высокий берег и на глазах усыхая на юге.
Даже Байкал, прочно уложенный в скальное доже, проявляет признаки устремленности на Север. Северная часть озера затапливает понемногу берега. Впечатление такое, будто всю огромную чашу озера наклоняют к Северу…

* * *
Итак, режим вращения Земли широко и неумолимо влияет на многие природные процессы, происходящие на поверхности планеты. И не только на поверхности. И не только раз в две тысячи лет. Не исключено, что землетрясение и горообразование тоже зависят от внутренних напряжений в перестраивающейся фигуре земного волчка. Но это — тема особого разговора.



Автор about me
Design by dady_MYKC
)c( 2000-2017
Kопирайта нет, копируйте на здоровье :)

100012 лет в Интернете


.