БЛОГФорумСсылки Написать письмоПочему Арбуз? Служебная UN ЕЖЕ-движение - международный союз интернет-деятелей

Аральское море - интересные публикации.

Попытаемся отвлечься от pr-составляющей спекуляций на столь важной проблеме и постараемся увидеть здравые рассуждения за яркими фразами авторов публикаций.
Статья со страницы "Природно-ресурсные ведомости".

Арал испил свою чашу до дна

Современное кино приучило нас к фильмам ужасов. Но даже на их фоне фотографии, снятые на месте Аральского моря, не затерялись бы. Растрескавшаяся, уходящая за горизонт поверхность высохшего дна моря, ржавые рыбачьи баркасы, стоящие около бывшего прибрежного посёлка, барханы, заметающие полуразрушенные, когда-то аккуратные коттеджи привилегированного курорта Майнак. И солончаки, солончаки, солончаки, образовавшиеся на месте хлопковых полей в низовьях рек Амударья и Сырдарья и в пониженных участках обнажившегося дна Аральского моря:
Да, теперь оставшийся водоём и морем-то назвать неудобно. После того, как его уровень упал на 17 м, в нём сохранилась только пятая часть воды, а площадь сократилась на 35 000 км2. Но всё это - умирающее море, гибель курорта, исчезновение посёлков рыбаков, ржавеющие корабли - лишь незначительная часть мести природы за безответственное, бездумное поведение человека. Ежегодно только с южной части высохшего моря ветра поднимают десятки тысяч тонн солей и разносят их вокруг Арала на расстоянии до полутора тысяч километров. <Языки> солепылевых выбросов отчётливо прослеживаются на космических снимках уже на территории Казахстана, Туркмении, Узбекистана. Там, где они попадают на землю, постепенно исчезает всё живое: трава, сельскохозяйственные культуры, сады, и на мозаичном фотоизображении снимка появляются белёсые полосы смерти.
Но и это ещё не всё. Местные жители из покон веков пользовались неглубоко залегающими грунтовыми водами. Сейчас их пить можно, только махнув рукой на своё здоровье, настолько они загрязнены пестицидами и другими химикатами. Среди жителей низовий Амударьи за последние 10-15 лет резко возросло число больных жёлчнокаменной болезнью, гастритом. У многих появились аллергические и генетические заболевания, возросла смертность от рака пищевода.
Самое обидное, что о надвигающейся катастрофе и всех её последствиях знали уже четверть века назад. В 1974 г. Академия наук СССР выпустила для служебного пользования небольшую брошюру, в которой был дан очень точный прогноз надвигающихся экологических катаклизмов. В ней говорилось, что безудержная трата воды на орошение хлопковых полей не даст реального прироста продукции. Уменьшение площади моря приведёт к возрастанию континентальности климата, увеличению переноса солей с обнажившихся участков. В результате хлопок не будет успевать вызревать. Компенсировать ухудшение природных условий можно только с помощью массового опыления хлопчатников пестицидами. Но эта попытка неминуемо приведёт к возникновению болезней среди местного населения. И практически не даст роста урожая.
Все предупреждения учёных сбылись до мелочей. Но они не были услышаны властями среднеазиатских республик, и преступное увеличение площадей хлопковых полей, истощающих Амударью и Сырдарью, продолжалось.
И вот печальный результат: нет моря, нет полей, нет чистой питьевой воды. Вместо них есть всё более и более разрастающаяся солевая язва, поражающая сотни тысяч квадратных километров плодородных земель.
Встал вопрос: что же делать? В июле 1997 г. в Кызылординской области было проведено своеобразное псевдоэкологическое шоу, продемонстрировавшее, как новые <послекоммунистические> власти среднеазиатских республик понимают процесс спасения Арала. На презентацию строящейся дамбы, предназначенной для разделения Арала на более глубоководную и более мелководную части, прибыли представители едва ли не всех государств мира, ООН, Международного валютного фонда, Европейского банка реконструкции и развития. Гости благоговейно созерцали картину строительной неразберихи, на которую было истрачено 50 млн. долл. США. После того, как было сообщено, что дамбу : размыло, международное сообщество выделило на <очередной размыв> ещё 50 млн. долл.
Планов спасения Арала, на которое уже ушло сотни тысяч долларов, становится всё больше, а вот денег, которые иностранные инвесторы готовы выделить на их осуществление, всё меньше. Есть предложения прорыть канал Каспий-Арал, разработаны планы переброски в район бывшего моря азиатских рек, имеются защитники спасения Арала с помощью бурения тысяч скважин и заполнения моря подземной водой. Но оплачивать эти <миражи> охотников больше нет. На международной научной конференции в Ташкенте представитель Всемирного банка Анатолий Крупов предупредил, что средства впредь будут выдаваться только на очень обоснованные и реальные проекты. А такие, увы, пока отсутствуют, и, на мой взгляд, как специалиста, в своё время занимающегося проблемами Арала, их и не может быть.
Для спасения уже не Арала, а людей, живущих вокруг гибнущего моря, необходим не эффективный проект, а кропотливая, долговременная работа, направленная на сбережение водных ресурсов, повышение культуры земледелия, сопровождаемое сокращением поливных площадей, приведение в порядок Каракумского канала, из многих участков которого огромное количество воды просачивается в окрестные пески, превращая их в солончаки. Необходимо остановить излив воды из бесчисленных скважин на Юго-Западном Приаралье. Их закрывающиеся устройства разрушены пастухами, и из скважин уходит огромное количество подземных вод, раньше подпитывающих Арал. Имеет смысл начать осуществлять разработанный ещё 15 лет назад в узбекском институте Гидроингео проект прекращения сброса вод с полей в Сыракамышскую впадину и переброску их в Арал по каналам, прорытым параллельно руслу Амударьи.
И, наконец, необходимо подумать о жителях Приаралья и обеспечить их нормальной водой из глубокозалегающих, ещё чистых подземных горизонтов. Существующие сейчас методики поиска таких вод, основывающиеся на широком и комплексном использовании материалов дистанционных съёмок, и прежде всего космических снимков, позволяют эффективно и быстро обнаружить месторождения подземных вод, пригодных для организации водоснабжения посёлков.
Михаил БУРЛЕШИН.
 

Следующая статью представляет Международный евразийский институт экономических и политических исследований.

Арал раздваивается
Юрий Егоров

О трагической судьбе Аральского моря, усыхающего и при этом жестоко мстящего людям за их бездумное преступное водопользование, явившееся главной причиной умирания этого уникальнейшего водоема, известно многим. Но немногие знают, что, говоря об Арале, сегодня следует говорить уже не об одном, а о двух морях, образовавшихся в результате понижения его уровня. Три десятилетия этот процесс шел даже интенсивнее, чем предусматривалось самыми пессимистичными прогнозами.
Арал умирает от жажды. Но напиться вволю ему, видимо, уже не суждено никогда. Только для того, чтобы сохранять нынешний уровень, необходимо не менее семи кубических километров воды в год. В принципе это не очень много, если учесть общий объем стока Сырдарьи и Амударьи. Однако даже эту малость Арал не всегда получает. Например, в нынешнем маловодном году ни одного литра амударьинской воды в море не поступит: вся она до последней капли будет использована на орошение и другие потребности человека.
Чем больше мелеет море, тем больше обнажается дно, нынче превратившееся в огромную, более трех миллионов гектаров, новую пустыню - Аралкум. И с этой безжизненной территории ветром разносятся десятки миллионов тонн соляной пыли на расстояние до 800 километров.
Надо было срочно спасать население Приаралья, ставшее жертвой экологической катастрофы, и судьба самого Арала как-то отошла на второй план. И все же каково его будущее? Есть ли у этого будущего варианты? Чтобы разобраться в этом, следовало провести крупные научные исследования. Их согласились профинансировать Министерство экономики и технологии Германии и ЮНЕСКО, а сами исследования провели ученые трех стран - Узбекистана, Казахстана и России.
Разделение Арала на два моря - рукотворно оно вызвано желанием спасти хотя бы часть его. В 1993 г. была спроектирована и построена перемычка трехметровой высоты - полуостров Кокарал, являющийся территорией Казахстана, удлинили на двенадцать километров. Таким образом, построенная дамба разделила Арал на два водоема: Малое и Большое моря. В Малое втекает Сырдарья, в Большое - Амударья.
Хотя площадь поверхности Малого моря в 10 раз меньше, чем Большого, но именно оно оказалось перспективным. Уровень воды здесь поднялся до отметки 42 м над уровнем Мирового океана. В Большом Арале вода оказалась намного ниже - 34 м. Амударья, задерживаясь в дельте, сюда почти не поступала, и в результате испарения морская вода стала походить на густой рассол. К 1999 г. разница между двумя морями оказалась разительной: в одном - концентрация солей составила 62 г/л, в другом - сохранилась на прежнем уровне, 10 г/л.
В Большом море рыбы-аборигены не водятся уже с восьмидесятых, а теперь идет вымирание переселенных, главным образом каспийских видов. На западном берегу Большого Арала, в районе мыса Актумсык, на восточном берегу острова Возрождения в 1997-1998 гг. наблюдался массовый выброс камбалы на берег. Так что о Большом море, похоже, очень скоро можно будет говорить как о море мертвом.
Когда узбекские, казахские и российские ученые проводили свои исследования проблем Аральского моря, природа решила и сама поставить эксперимент, осуществить который в лабораторных условиях не удалось бы: что же все-таки лучше для самочувствия Арала - состоять из двух морей или же из одного?
В один из ветреных апрельских дней 1999 г. двухметровые волны разбили непрочную дамбу из земли и песка, разделяющую два моря, и через образовавшуюся промоину начался переток из Малого моря в Большое. Хотя в Большой Арал в результате этого поступило семь кубокилометров воды, но особых перемен из-за этой прибавки не произошло - как был Большой Арал излишне соленым, так и остался.
Так нужна ли Кокаральская дамба? Необходимо ли ее срочное восстановление и укрепление, чтобы навсегда разделить два моря? Обсуждая проблему перемычки, ученые взвешивали все "за" и "против". Конечно, она понизила уровень Большого Арала на пять-десять сантиметров. Но зато дала не меньше двух метров Малому. И в результате началось чудо возрождения старого моря и прежней экосистемы! Как показали исследования ученых из Санкт-Петербурга, а также специалистов из Дании и Голландии, сырдарьинская вода, проходя через биологический фильтр дельты, очищается. И оказывается возможным вести рыбный промысел.
Дамба на Арале - сродни ампутации, которую делают исключительно по необходимости. Умирающую часть удаляют только для того, чтобы она не погубила весь организм.
Малый Арал, считают ученые, может нормально жить. Что же касается Большого... Им придется пожертвовать, его ждет медленное, но почти неизбежное высыхание. Лучше потерять его, чем все. Без "ампутации" не обойтись.

Независимая Газета, 29.08.2000, с. 5
 

И еще одна интересная статья, скопированная с Ферганы.ру

  Аральское море спасти не удастся. Так давайте его быстрее погубим

Время МН, Сергей Голубчиков, Институт географии РА, 05.11.2002

Японские ученые предлагают разделить Аральское море на три части и по реке Амударье отвести часть воды на территорию Афганистана для орошения хлопковых полей...
Судьба умирающего моря волнует всех - и политиков, и людей, от политики далеких, и, конечно, ученых. Сегодняшняя публикация - продолжение начатой в нашем пятничном номере темы.
Перенесемся в 2010 год. Пустыня Арал простирается от границ Узбекистана до возвышенностей Мангистаунских гор. Самая большая гора Аральской пустыни - Возрождение. Она мало похожа на остальную пыльную гладь, здесь можно встретить даже кустарники. Но все же Возрождение узнают по развалинам биохимического комплекса - на этом острове в далекие советские времена производили опасное биологическое оружие. Животный мир представлен грызунами, в основном крысами. Люди здесь уже не живут. А еще Арал знаменит тем, что назывался морем. Об этом будут свидетельствовать остовы кораблей, все более заносимые барханами...
Именно таким может стать Аральское море, если Казахстан примет предложение, поступившее недавно от японского Фонда инфраструктуры, сообщает газета "Деловая неделя" (Казахстан). Причина возросшего интереса транснациональных компаний к Аралу - судьба Афганистана, остро нуждающегося в воде Амударьи, разделяющей эту страну с Таджикистаном и питающей усыхающее Аральское море.
Афганистан имеет законное право на 9 кубокилометров амударьинской воды. Годовой сток реки составляет 60 кубокилометров, но до Арала доходит лишь его десятая часть, остальное разбирается на орошение Узбекистаном и Туркменистаном. (Кстати, из-за амударьинской воды между этими республиками уже начались пограничные споры, есть первые погибшие).
Амударьинская вода позволит крестьянам, живущим на севере Афганистана, заняться сельским хозяйством, а не выращиванием опиумного мака. К тому же мирный пахарь менее опасен, чем вооруженный "калашниковым" моджахед.
В результате реализации этого проекта зона экологического бедствия, а именно это название получил Арал еще с 1960-х гг., будет расширена на десятки и сотни километров. По мнению местных центральноазиатских экологических организаций, остров Возрождения, где во времена СССР создавалось и испытывалось опасное оружие, уже сейчас распространяет ядовитые штаммы сибирской язвы, чумы и других инфекций далеко за пределы Приаралья.
Одно из немногих занятий местных жителей - поиск цветных металлов на бывшем полигоне. Неудивительно, что каждый второй житель Приаралья страдает заболеваниями дыхательных путей. Растет число больных анемией и туберкулезом. После осушения Аральского моря угроза распространения опасных вирусов повысится, а радиус их действия увеличится, считают специалисты.
Спасти нельзя, ликвидировать
На Токийской конференции по послевоенному обустройству Афганистана (январь 2002 г.) этот проект получил поддержку Мирового банка. Таким образом, Казахстану предложено ликвидировать Арал как абсолютно безнадежный для возрождения водный объект. По мнению сотрудников японского Фонда инфраструктуры, занимающегося проблемой Арала в течение десяти лет, это окончательный вывод.
Однако казахстанские ученые давно разработали программу спасения части Арала, так называемого Малого моря. Для этого необходимо наладить подачу сырдарьинской воды (Сырдарья сегодня уже не добегает до Арала). Но из-за отсутствия средств это предложение остается пока на бумаге. Между тем, по словам сотрудников Казахстанского НИИ географии, проект вполне реален и вовсе не так затратен. С другой стороны, воды Амударьи, протекающие и по территории Афганистана, могут существенно помочь восстановлению сельского хозяйства этой страны. В качестве компенсации высокоразвитые страны намерены все средства, выделяющиеся как помощь Аралу, направить на борьбу с бедностью среди населения Приаралья. Мировое сообщество готово выделить на борьбу с гуманитарной катастрофой на Арале более 4 млрд долл. Часть этих средств должна быть направлена в Афганистан для обустройства оросительной сети. Согласно японскому проекту, от моря должны остаться три водоема. Однако если Афганистан начнет полномасштабное использование вод Амударьи, то река, скорее всего, погибнет и аральская проблема из региональной превратится в глобальную. По одной из гипотез казахстанских специалистов, полное высыхание моря может привести не только к опустыниванию Приаральского региона, но и к глобальному изменению мирового климата.
Кому выгодна переброска рек?
Осуществление проекта разделения Аральского моря на три части при помощи плотины, которая отделит Северный Арал от Южного, беспокоит экологическую общественность центральноазиатских республик и России. По мнению Тимура Беркелиева, члена совета Международного социально-экономического союза, разделение моря дамбой на несколько водоемов технически выглядит разумным, но практически неосуществимым. Деньги, выделенные Мировым банком (МБ) для этой цели, скорее всего, будут разворованы строительными организациями через посредство коррумпированного Аральского комитета. По мнению Т. Беркелиева, по мере выполнения проекта в него будут вноситься коррективы с целью его удорожания. Свою лепту в "спасение" Арала внесет и Казахстан, сенат которого в марте 2002 г. одобрил ратификацию займа МБ и согласился выделить "экологическую" часть бюджета республики на реализацию проекта. По мнению экологов, афганские крестьяне, заполучив амударьинскую воду, не станут выращивать пшеницу, а заведут латифундии для индустриализованного выращивания прибыльного хлопка, что приведет в итоге к еще более сильному загрязнению реки пестицидами и химикатами. В выигрыше от реализации проекта будут лишь японские фирмы.
Проблема может быть решена более эффективно не за счет переброски 10% стока Амударьи в Афганистан, а благодаря сокращению потребления воды на орошение Туркменистаном и Узбекистаном, которые разбирают 90% стока реки. Этому может способствовать и переход этих стран на экологические системы земледелия, например на капельное орошение, выращивание засухоустойчивых культур, лесовосстановление и т.д. (в том числе и в Афганистане). А для этого необходима полномасштабная экспертиза проблемы с привлечением экономистов, климатологов, биогеографов, специалистов по дешифровке космических снимков и т.д. Такие специалисты в России есть, к тому же они имеют опыт работы не только в Средней Азии, но и в Афганистане. Но согласится ли Мировой банк на привлечение к проекту российских ученых? Член-корреспондент РАН А. Яблоков сомневается в этом - опыт показывает, что МБ для получения того же результата потратит денег в пять раз больше, но они уйдут к его собственным экспертам. Согласно правилам МБ, 80% всех денег, отпускаемых на экспертизу проекта в странах СНГ, должны выплачиваться западным консультантам.
От реализации "афганского" проекта выиграют не только западные консультанты, но и японские строительные фирмы, крупные компании. Так, МБ недавно выделил большой кредит Туркменистану для реализации Национальной программы действий по окружающей среде. Но большую часть этого кредита получили японские фирмы, которые поставят тяжелую технику для гидростроительных работ на сумму 3,5 млн долл. По всей видимости, то же произойдет и с афганским кредитом - в выигрыше будет опять Япония, а не местные жители, которым мировое сообщество, скорее всего, милостиво предоставит статус экологических беженцев. Большой японской технике нужен большой простор, масштабный размах действий. И лучше всего для этих целей подходит пустынная Центральная Азия, извечно страдающая от нехватки воды. Японским гидростроителям работы здесь хватит надолго, как в свое время и советскому Минводхозу, который десятилетиями занимался переброской части рек в Среднюю Азию. Но не успел - началась перестройка...
 

 


Автор about me
Design by dady_MYKC
)c( 2000-2017
Kопирайта нет, копируйте на здоровье :)

100012 лет в Интернете


.